Новости сайта | О проекте | Контакты
 
Новости сайта
О проекте
Библиотека
Календарь Майя
Контактеры 2012
Каббала
Ученые
Ученые стран мира 2012
Тибетские
Камасутра
Тибетская медицина
Контакты
Отзывы и Предложения
Полезное
Обратная связь
Фотогалерея
Поисковая система
Фотографии
Видео

Часть 3
Мондиализм

ЗАГОВОР ПРОТИВ СССР 

 

Заколдованный ум

Недавно мы пережили страшное потрясение — внезапное, молниеносное крушение гигантского континентального государства и уникальной социальной системы. Казалось бы, все интеллектуальные силы наши должны быть брошены на то, чтобы понять, осознать, выяснить, как это произошло? Почему? Каким образом? И что, собственно, произошло? Без серьезной постановки этих вопросов, без страстного, напряженного, драматического выяснения смысла этого события мы не можем двигаться ни в каком направлении, не можем планировать, не можем ориентироваться, не можем дышать. Но странно: именно этот вопрос все обходят молчанием, либо самоуверенно предлагают готовые, абсолютно несостоятельные, неубедительные схемы, ничтожность которых резко контрастирует с масштабом беды.

Ум нации как заколдованный.

С этим надо что-то делать.

В терминах геополитики

Мы предлагаем здесь одну из версий объяснения происшедшей катастрофы, не претендуя на то, что она является единственно верной или совершенной. Это, скорее, приглашение к осмыслению, к дискуссии. Не более того.

СССР был явлением крайне сложным, которое можно разбирать, оценивать и описывать на разных уровнях. Мы ограничимся исключительно уровнем геополитическим, в котором в снятом виде присутствуют все остальные аспекты анализа. Без такого пояснения, дальнейшее будет неочевидно.

Как геополитическая конструкция СССР строго соответствовал континентальной массе, Heartland’у, Евразии, “геополитической оси истории”. Экспансия СССР в южном и западном направлении соответствовала вектору территориальной интеграции, заложенному потенциально и объективно в самой географической специфике материка. СССР в полной мере наследовал миссию сухопутного полюса геополитического дуализма, был законченным выражением “порядка Земли”, противостоящего “порядку Моря”.

И напротив, Запад, как геополитическая антитеза СССР, являлся воплощением “морского строя”, “Мирового Острова”, противостоящим во всех своих ипостасях Евразии.

На этом объективном дуализме основана главная демаркационная, силовая линия новейшей истории, взятой в геополитическом срезе.

Ключом к геополитическому объяснению современного этапа мировой истории (ХХ век) является утверждение неснимаемого, радикального, многоуровневого, комплексного противостояния между “силами Суши” (Россия, позже СССР) и “силами Моря” (Англия+Франция, позже США). (Это аксиома геополитики как науки, и за подробным изложением этой модели мы отсылаем к нашему учебнику — А.Дугин “Основы Геополитики. Геополитическое будущее России”, где суть вопроса изложена детально и последовательно).

Геополитический дуализм, “великая война континентов” объясняет все остальное наглядно и внушительно.Такой подход сразу придает смысл всем событиям, которые, в противном случае, превращаются в сложный хаотический вортекс атомарных фактов.

Но геополитическая картина мира никогда не была достаточно ясно сформулирована и популярно изложена широкой публике. Это не случайно, так как геополитическая компетентность широких слоев общества сильно ограничила бы свободу действия некоторых секторов политических элит, чьи планы и методы в определенных случаях вступали в противоречие с интересами отдельных народов и государств, с тем, что объективно можно определить “как геополитические интересы державы”.

Геополитика никогда не была собственно “секретной наукой”, “тайным знанием”. Но вместе с тем поражает диспропорция, существующая между наглядностью, простотой и убедительностью геополитической методологии и ужасающим невежеством в этой области, которой отличаются не только широкие слои населения, но и многочисленные представители аналитических и политических экспертов. Внешняя “демонизация” геополитики, ее настойчивое зачисление в разряд “лженаук”, и вместе с тем ее активное использование наиболее компетентными, почти “тайными”, кругами мировой финансовой и интеллектуальной элиты в закрытых организациях, занятых мировым планированием (таких как американский “Совет по международным отношениям”, «Трехсторонняя комиссия», «Бильдербергский клуб», «Римский клуб» и т.д.) — все это не может не наводить на мысль, что это не спонтанное отношение зацикленного на академизме научного сообщества, но специальная, прекрасно разработанная стратегия, призванная искусственно скрыть (дискредитировать) ряд методологических моделей, знание которых может привести к неприятным последствиям для правящего класса или какого-то наиболее закрытого его сектора.

Падение СССР в геополитической перспективе означает падение “сил Суши”, их тотальный проигрыш перед лицом “сил Моря”. Только так и никак иначе следует геополитически интерпретировать это ужасное событие. И если бы вопрос изначально — с первых этапов перестройки — был поставлен именно таким образом, то едва ли подобное действие могло быть осуществлено так просто и бесшумно, так легко и безнаказанно, как это случилось.

Если бы советское общество отнеслось к СССР и странам Варшавского договора как к чисто геополитической, континентальной реальности, органически сложившейся по воле объективных пространственных законов, то любые идеологические перемены или политико-экономические реформы заведомо проходили бы в строгих рамках сохранения (а желательно увеличения, наращивания) геополитического потенциала Евразии, полноты пространственного контроля над регионами Суши. Не исключено, что идеологические и экономические реформы в таком случае были бы не менее радикальными, но при этом стратегическая мощь Москвы не ослабла бы ни на гран. Следовательно, сохранение геополитики в тайне, ее маргинализация, ее искусственное замалчивание было важнейшим тактическим ходом сил, заведомо ориентированных на разрушение цитадели “сухопутной цивилизации”. Доказательством правоты такого тезиса является и тот факт, что американские политические элиты, напротив, методично сверяют свои планы и проекты с геополитикой, выверяют по этой науке основные моменты своей стратегии.

Поражение Суши

Геополитическое объяснение гибели СССР, таким образом, заведомо выносится за скобки привычных интерпретаций, делающих упор только на идеологию или экономику. Поэтому и механизмы геополитического ликвидаторства должны быть найдены в особой концептуально-идеологической области, которая предшествовала последующему оформлению начального импульса в ином, более приземленном и упрощенном виде. Иными словами, необходимо выяснить, каким образом руководители гигантской континентальной империи, которым было доверено управление “силами Суши”, смогли встать на путь государственного и стратегического самоубийства? Какими моделями оперировали те, кто подводил их к принятию целой цепи фатальных решений и шагов, ведущих великое государство к пропасти геополитического небытия?

Самым простым объяснением было бы утверждение, что руководство СССР было каким-то образом (каким?) перевербовано в агентов альтернативного геополитического лагеря, перешло на службу “сил Моря”. Но такая перспектива представляется фантасмагорией. Как группа людей, контролировавших стратегически и геополитически половину мира, вошедших на вершину власти именно в евразийском государстве и отстаивая “силы Суши” вдруг внезапно в одночасье круто изменила свои убеждения и предала все свое достояние врагу? Такой поворот событий мог бы иметь место в геополитических конструкциях, занимающих промежуточное положение между “силами Суши” и ”силами Моря”, в “береговых зонах”, на которые действуют, как правило, два вектора — извне с “Моря” и изнутри с “Суши”. Здесь можно допустить, что политическая верхушка может в какой-то момент предпочесть тот или иной геополитический вектор, выбрав себе одну из двух возможностей вопреки другой. Но у СССР как государственного выражения Суши, Евразии, никакого выбора не было. Суша не береговая зона. Суша не может выбирать что-то одно из двух. Она есть только то, что она есть; она обречена на свой собственный геополитический и цивилизационный путь. Евразия не может выбрать “атлантизм” просто потому, что, если Суша выбирает Море, она перестает существовать как таковая, “затопляется”. СССР мог бы превратиться в Мировой Остров (как это произошло с Америкой), если бы он простер свое могущество на всю Евразию — включая Западную Европу, Дальний Восток, Индию и Ближний Восток, а затем начал бы экспансию в Атлантику и Тихоокеанский регион, вытесняя оттуда Америку. Лишь в этом случае Материк стал бы превращаться в Корабль, в Остров. Любое другое развитие событий предполагало сохранение чисто континентальной линии, на всех фронтах противодействующей атлантистской атаке Моря, стратегии Анаконды, удушающей Евразию через контроль над береговыми зонами.

Иными словами, переход от объективно евразийского курса к пособничеству атлантизму в советском руководстве не мог осуществиться осознанно и прямо, так как подобный шаг настолько противоестественен, что даже самая черная душа предателя вряд ли является подходящим местом для столь парадоксального суицидального решения, а коллективность руководства СССР исключает решающую роль личности в этом вопросе.

Совершенно очевидно, что самоликвидация СССР есть величайшая победа “сил Моря” и триумф “атлантистской агентуры”. Но чтобы загипнотизировать мозги позднесоветских руководителей, атлантистское лобби должно было обладать особой концепцией, которая, опираясь на определенный организм влияния, сумела сбить с толку вождей евразийской империи и подтолкнуть их к фатальным шагам, но которая не была бы при этом простым изложением атлантистского видения ситуации, по определению, прямо враждебного стратегическим интересам Москвы.

Что это за концепция? Если мы выясним это, мы вплотную приблизимся к разгадке великой драмы.

«Мировое сообщество управляемо?»

Одним из любопытных текстов, с которого началась перестройка, была статья советника Горбачева Шахназарова под броским названием “Мировое сообщество управляемо”. Она вызвала оживление среди первой волны патриотической общественности, только что познакомившейся в самиздате с теорией о “мировом масонском заговоре”, направленном на установление “мирового правительства” и единого “мирового государства”. Шахназаров прямо говорил о реальности (почти неизбежности) такой перспективы. Статус Шахназарова и официальный тон его публикации не оставлял сомнений в том, что это не частное мнение аналитика, но одна из тем, активно прорабатывавшихся и обсуждавшихся не вершине власти. Иначе в то довольно тоталитарное время и быть не могло. Видимо, консервативные, национал-патриотические силы в ЦК и в КГБ, также почитывавшие антимасонский самиздат, возмутились поступку Шахназарова, и тема была закрыта на долгое время. Кстати, с тех пор серьезных и программных публикаций на этот счет вообще не появлялось. Поскольку партийные консерваторы давно исчезли с исторической сцены, можно допустить, что рекомендация по замалчиванию этой темы исходит и из каких-то иных, более влиятельных кругов, заинтересованных в том, чтобы несмотря на видимость “свободы слова” определенные сюжеты оставлялись вне широкого общественного внимания.

Как бы то ни было, теория “мирового правительства” не может быть сведена исключительно к антимасонским домыслам возбужденных конспирологов, сплошь и рядом отмеченных явными признаками паранойи, что резко снижает качество их разоблачений и подрывает доверие к серьезности их информации. Эта линия восходит к религиозным учениям, согласно которым в конце времен “человечество восстановит свое единство, нарушенное с эпохи Вавилонского столпотворения”. Есть много версий этой унификационной доктрины. Часть из них имеет ярко выраженный христианский характер: тема “Третьего Царства”, “эры Святого Духа”, о чем учил еще Иоахим де Флора. Но чем ближе к современности, тем более светский, атеистически-гуманитарный, либеральный характер стали приобретать аналогичные идеи, часто, на самом деле, составляющие специфическую черту европейского “прогрессивного” масонства. По мере секуляризации, обмирщвления западной цивилизации, утопические теории объединения всех людей в едином государстве становились знаменем гуманизма, и покинув закрытые лаборатории масонских лож, широко распространились в научных, культурных, политических средах европейской, позже общезападной, элиты. В конечном итоге, все, кто верил в прогресс, должен был обратиться именно к такой перспективе в будущем, так как существование отдельных народов, наций и государств с их особыми языками, конфессиями и культами рассматривалось эволюционистами как промежуточные этапы на пути общего развития человечества — этапы, которые в какой-то момент будут преодолены, а соответствующие им институты упразднены за ненадобностью. Множество версий “мирового правительства” сосуществовали друг с другом; в некоторых случаях (мартинизм, “египетская” ветвь масонства, фундаменталистские протестантские секты, иезуиты, высшие градусы Шотландского обряда и т.д.) эта тема продолжала носить мистический, “мракобесный”(как сказали бы раньше) характер; в других случаях речь шла только о гуманистическом, социальном идеале (“Римский клуб”, проекты графа Куденофф-Каллерги, Жана Монне и т.д.); в третьих -- рассматривались экономико-политические выгоды планетарной интеграции для финансово-политических элит (английское «Общество круглого Стола», «Трехсторонняя комиссия», «Бильдерберг» и т.д.). Все эти проекты объединения человечества, подчас прямо противоположные по ориентации и целям, получили название “мондиализм”, от французского “monde”, т.е. “мир”. Показательно, что существовала и коммунистическая разновидность “мондиализма”, наиболее известная под именем “мировой революции”.

Иными словами, концепция “единого государства” является отнюдь не экстравагантной гипотезой сомнительных экзотических заговорщиков, но одной из главных тем, стоящих в центре внимания различных элит — от прагматиков (экономистов, социологов, технократов) через утопистов-гуманистов (ученых, деятелей культуры, социалистов) вплоть до реалистов (политиков, промышленных и финансовых магнатов). Собственно же “мистики”, оккультисты, фундаменталисты и “иллюминаты” (на которых, однако, чаще всего обращено повышенное внимание конспирологов) в этом вопросе занимают довольно “маргинальные” позиции, а их влияние крайне незначительно.

Инструментальный миф “единого человечества”

Мондиализм, проект “мирового правительства” как концепция находится в серьезном противоречии с геополитикой как наукой. Хотя в обоих случаях речь идет об оперировании с довольно глобальными категориями и комплексными реальностями, — из чего может сложиться ошибочное представление о сходстве подходов, — основные принципы в корне различаются. Геополитика начинается и заканчивается утверждением неснимаемого, фатального дуализма, “великой войны континентов”, планетарной дуэли двух глобальных типов цивилизаций — “сухопутной” (евразийской) и морской (атлантистской). Этот дуализм порождает диалектику истории как в ее субъектном (человеческом), так и в объектном (географическом, ландшафтном) измерениях. Геополитика основана на утверждении о радикальной несводимости, абсолютной альтернативности этих цивилизационных типов, каждый из которых представляет “мир в себе”, законченную и самодостаточную модель, собственный универсальный тип. В такой перспективе, “мировое правительство” возможно лишь после окончательной и необратимой победы одного полюса над другим, и “единое человечество” в таком случае будет не собиранием в одно целое двух половин, но универсализацией, глобализацией, тотализацией какого-то одного типа — либо евразийского, либо атлантистского. Но так как эту цель можно представить лишь в неопределенно далекой перспективе, то геополитика предпочитает говорить не о футурологических проектах, но о выработке и реализации конкретной геополитической стратегии и тактики для достижения конкретных целей.

Мондиализм, напротив, утверждает, по крайней мере, в теории, сущностное “гуманистическое” единство человечества, разделение в рамках которого представляются случайным, произвольным и качественно “негативным” явлением. По мере прогрессивного развития цивилизационные погрешности будут сознательно устраняться “поумневшим” человечеством, которое перейдет вначале в техносферу, что отразится в установлении власти “технократов”, “ученых” и “инженеров”, а позже -- в “ноосферу”, особую стадию цивилизации, которая в чем-то напоминает концепции “информационного” или “постиндустриального” общества.

Совершенно очевидно, что мондиализм и геополитика как две интерпретационные модели конфликтуют друг с другом. Мондиализм отрицает судьбоносность и эсхатологический смысл геополитического дуализма (как, впрочем, и сам дуализм), а геополитика его утверждает, соответственно, отрицая идеи “единого человечества” и “единого прогресса”. Если “прогресс” и существует, то его траектория и характер радикально различны в случае евразийской цивилизации и цивилизации атлантистской.

Мы подошли вплотную к самому главному.

Мондиализм на службе Кремля

Если обратиться к истории спецслужб советского периода, мы встречаемся с ярчайшим примером того, как столкнулись между собой два концептуальных подхода, интересующих нас в данном случае — мондиализм и геополитика. Речь идет о секретной операции советской разведки по разработке ядерного оружия и получения важнейшей закрытой информации от западных ученых, без которой изготовление советской ядерной бомбы было бы замедлено или вообще невозможно. Довольно объективно вся эта история описана у нашего легендарного разведчика Павла Судоплатова. В этом сюжете наглядно проявилась тайная логика концептуальной истории. Заметим, что именно с ядерным оружием связана вся система двуполярного послевоенного мира, который был самым грандиозным и внушительным подтверждением именно геополитического объяснения истории: существование двух блоков (точно соответствующих геополитическим полюсам, выделенных уже первыми геополитиками в начале века) связывало воедино целый узел географических, цивилизационных, экономических и идеологических моментов, давая тем самым блистательное подтверждение взглядов геополитиков на логику мировой истории и ее связь с географией.

Во время Великой Отечественной войны Москва, столица “Суши”, была вынуждена из-за самоубийственного (в геополитическом смысле) поведения Германии Гитлера (война на два фронта) сотрудничать со своим основным геополитическим и идеологическим противником — либеральным капиталистическим Западом (Англией и США). Единственной концептуальной моделью, которая могла хоть как-то оправдать столь противоречивый со всех точек зрения (кроме фактологии Realpolitik) альянс, была мондиалистская модель, идея объединения “гуманного“, “прогрессивного” человечества против “фашистских людоедов” как “видовой аномалии”. Заметим, что до определенного момента мондиалистские проекты — в частности, у Тейяра де Шардена, одного из крестных отцов современного мондиализма — предполагали включение в “мировое правительство” и “фашистских” элементов, но маниакальное поведение и ярко выраженный “антигуманизм” (а также расизм) Гитлера заставили от этого отказаться даже в теории.

Итак, среда, наиболее чувствительная к разнообразным версиям мондиализма, стала тем организмом, который обеспечивал концептуальное оформление советско-английского и особенно советско-американского сотрудничества. Но в условиях жесткого идеологического тоталитаризма (коммунистического, с одной стороны и капиталистического, с другой), все мондиалистские темы вынуждены были оставаться в значительной степени засекреченными, закрытыми, находящимися под прямым и бдительным контролем спецслужб. В СССР все детали мондиалистской операции курировались лично Лаврентием Берией и даже самим Сталиным, который был в курсе мельчайших нюансов проекта. Мондиалистские тенденции были напрямую связаны с советской разведкой, с НКВД, и, разбирая архивные дела того времени, трудно строго провести черту, где кончаются сферы концептуальных идеологем и начинается вульгарный (научный, политический или военный) шпионаж. И все же разделительная черта существует. Большинство западных ученых, таких как Оппенгеймер, Ферми, Эйнштейн, Нильс Бор, согласившихся сотрудничать с СССР в научно-технической сфере, всегда оставались лишь убежденными и искренними мондиалистами, и только некоторые — к примеру, Понтекорво — были настоящими советскими агентами.

Показателен такой эпизод. В 1943 году Сталин устроил личную встречу с русским ученым академиком Вернадским, убежденным мондиалистом и теоретиком “ноосферы” (кстати, Тейяр де Шарден позаимствовал этот термин именно у него). Вернадский во время разговора выразил уверенность в том, что западные ученые легко откликнутся на любые мондиалистские предложения, от кого бы они ни исходили. Вера в “единое человечество” и “всеобщий прогресс”у Вернадского была настолько велика, что Сталин укорил его в “политической наивности”. В этом и состоит главный момент, позволяющий понять соотношение между геополитикой и мондиализмом. Сталин руководствуется исключительно геополитическим подходом. Для него обращение к мондиалистским настроениям ученых (советских и западных) является лишь тактическим прагматическим ходом. Он хочет использовать мондиализм в строго евразийских целях, и поручает надзор за всей операцией лично Берии, НКВД, разведке, в том числе Павлу Судоплатову. Позже Судоплатов намекнет в своих мемуарах, что среди советских ученых-ядерщиков также существовала едва заметная для непосвященных демаркационная линия. Одни — такие, как Капица или Вернадский — были убежденными и искренними мондиалистами (Судоплатов говорит о них, как о носителях “дореволюционных манер”). Кстати, надо заметить, что Вернадский, бывший одно время идеологом кадетов, был связан и с масонскими кругами предреволюционной России. Другие — такие, как Курчатов, молодое поколение — были убежденными сталинистами и евразийцами, и относились к мондиалистским симпатиям старших товарищей с непониманием.

Кстати, НКВД использовало в этот период не только мондиализм ученых, но и иные, более экстравагантные его формы — в том числе сионистскую версию мондиализма, утверждающую, что в конце времен все человечество объединится в служении восстановленному с приходом “машиаха” еврейскому государству. Сталин и Берия поставили на службу и это направление в сугубо прикладных, геополитических, евразийских целях, для чего был организован печально известный Еврейский Антифашистский Комитет Михоэлса, контролируемый прямой агентурой НКВД, в частности, крупнейшим советским разведчиком Хейфицем. Работа с сионистской средой оказала существенную помощь в вопросе о ядерном оружии, дублируя на ином уровне линию обращения к мондиалистским средам. Оппенгеймер и Эйнштейн “разрабатывались” НКВД именно через сионистские каналы.

После победы над фашизмом, когда геополитические и идеологические противоречия между Западом и СССР вновь вышли на первый план, сложная система мондиалистских структур стала сворачиваться Сталиным. И не исключено, что ликвидация Еврейского Антифашистского Комитета, а равно как и репрессии против некоторых ученых и представителей творческой интеллигенции в эту эпоху были следствием демонтажа мондиалистской группировки, ставшей в определенный момент ненужной Сталину в его евразийской ориентации. Вероятно, отзвуком этих сложных конспирологических событий была последняя волна сталинского террора, имевшего ярко выраженную антисионистскую направленность.

Трудно сказать, до какой степени мондиалистская сеть была укоренена в советском обществе, в научных средах, в верхних эшелонах НКВД. Но факт остается фактом. В случае с ядерной бомбой и на заре “холодной войны” многие важнейшие события в международной жизни, в противостоянии Запада и Востока, а также в драматических коллизиях и потрясениях политических элит (особенно спецслужб) могут быть объяснены исключительно трениями между геополитическим подходом и мондиалистской ориентацией весомых и интеллектуально значимых социальных групп (в научных, культурных, ведомственных или политических средах).

Пережившие большую чистку

В 60-е годы, в так называемую “оттепель”, мы сталкиваемся с новой идеологической волной, странно напоминающей мондиализм предыдущего периода. Сам строй мысли и дискурса Хрущева постоянно выдает идею сопоставления, сравнения двух цивилизаций — советской (евразийской) и капиталистической (атлантистской) — по материальным параметрам, что имплицитно подразумевает качественную однородность. Лозунг Хрущева “догнать и перегнать Запад” (т.е. неявное признание мондиализма, единства цивилизаций, так как любое соревнование может проходить только при наличии общего, единого критерия) является строгой антитезой геополитической, евразийской максимы Иосифа Сталина: “даже самый последний человек социализма выше самого первого человека буржуазного Запада”. У Сталина - два мира, не имеющих общего знаменателя, у Хрущева — две версии одного и того же мира, причем лучшее определяется по материальному критерию.

С оттепелью оживает целый спектр мондиалистской прослойки. Трудно однозначно выяснить, какие центры были здесь первичны. Но, судя по определенным признакам, можно выделить три полюса мондиализма хрущевского времени в оправляющемся после последних сталинских чисток обществе.

Во-первых, научные круги физиков-ядерщиков. Здесь фигура академика Сахарова играет ключевую роль. По всем признакам Андрей Дмитриевич Сахаров был тесно связан с мондиалистски ориентированными учеными с самого раннего периода своей научной карьеры, когда над проектом ядерного оружия работали ученые с отчетливо выраженными мондиалистскими взглядами. Не исключено, что это научное лобби в СССР сумело сохранить какие-то контакты и с европейскими коллегами схожей ориентации.

Во-вторых, почти наверняка можно утверждать, что кое-какие структуры сохранились в недрах НКВД и после уничтожения аппарата Берии и чисток нового хрущевского режима, осуществленных против предшествующих поколений чекистов. По ряду косвенных признаков можно реконструировать связь этих чекистских кругов, курировавших мондиалистские проекты еще в военные и послевоенные годы, с созданным в конце 60-х 5-м Управлением КГБ СССР, под управлением такой странной фигуры, как Филипп Денисович Бобков, ставший впоследствии заместителем Председателя КГБ СССР Крючкова. Важные сведения об этой группе были у Павла Судоплатова. Любопытно, что в определенный момент Филипп Бобков возглавлял службу безопасности группы МОСТ, глава которой — Владимир Гусинский — одновременно являлся председателем Российского Еврейского Конгресса.

В-третьих, и это самое очевидное, мондиалистские течения сохранились в определенной части советского еврейства, увлеченной сионистскими проектами. Ясно, что эта среда естественным образом была предрасположена к таким настроениям, особенно после того, как многие евреи почувствовали разочарование в советском проекте, совпавшим с созданием государства Израиль и во многом подкрепленным антисионистскими тенденциями в СССР конца 40-х — начала 50-х.

Можно с полной уверенностью утверждать, что мондиалистски ориентированные группы сохранились после последней волны сталинских чисток и впервые активизировались довольно ясно в эпоху оттепели.

Архитекторы краха

В 1967 году произошло важное событие, которое отмечает собой новую эру в истории мондиалистских проектов. Мы имеем в виду создание “Римского клуба”, международной организации, открыто заявившей о необходимости глобалистского подхода к решению важнейших проблем. Параллельно с этим в закрытых аналитических организациях, объединявших верхушку западной финансовой, политической и медиакратической элиты, — таких как американский «Совет по Международным Отношениям» («CFR» — «Council on Foreign Relations»), «Бильдербергский клуб», «Трехсторонняя комиссия», — активно разрабатывалась “теория конвергенции”, согласно которой в будущем признавалось вероятным слияние капиталистического строя с социалистическим в единую мировую хозяйственно-экономическую систему с общим руководством. “Римский клуб”, созданный итальянским промышленником Аурелио Печчеи и английским (шотландским) ученым Александром Кингом, рассматривался как общественная организация, призванная воплощать проекты секретных мондиалистских групп в жизнь, вовлекать в реализацию проекта видных научных и общественных деятелей.

Самое интересное, что Советский Союз проявил живой интерес к этим проектам, делегировав в “Римский клуб” академика Джерми Михайловича Гвишиани, женатого на дочке предсовмина А.Косыгина Людмиле. Фактически, персона Гвишиани с 1972 года стала в центре официально признанного мондиалистского сектора в советских научных кругах. Тогда же по решению “Римского клуба” был создан Международный Институт Прикладных Систем Анализа (IIASA) с центром в Австрии, филиал которого был открыт и в Москве под руководством того же Гвишиани — Институт Системных Исследований.

Оперируя с экологическими, катастрофическими прогнозами, поднимая демографическую и сырьевую проблематику, мондиалистские идеологи из “Римского клуба” постепенно подводили к тому, что геополитическое противостояние двух планетарных блоков является опасным путем развития, что противоречия между двумя системами не так остры, как это кажется, что различия евразийского и атлантистского цивилизационных укладов — результат довольно случайных исторических факторов, не отражающих никакой глубинной закономерности и т.д. Во многом мондиалистские мотивы предопределили и политику «детанта» («разрядки»), и пацифистское движение 70-х в целом.

Конечно, брежневское руководство придерживалось все же традиционного евразийского подхода, но, тем не менее, мондиалистские тенденции в советской системе также неуклонно росли и крепли, проникая в высшие политические, научные, аналитические и идеологические среды. Помимо собственно Института Системных Исследований в ауре мондиализма находились ЦЭМИ, Институт США и Канады, АПН, значительный сектор высшей референтуры ЦК, и особенно 5-й отдел КГБ, ведающий идеологическими проектами и в силу своей специфики постоянно и на разных уровнях имеющий дело с мондиалистскими проектами и кругами.

К 80-м годам советские мондиалисты уже контактировали не просто с “Римским клубом”, представляющимся, на первый взгляд, безобидной организацией чудаков-ученых, утопистов и гуманитариев, озабоченных судьбами человечества, но непосредственно с полномочными деятелями «Трехсторонней комиссии», которая сосредоточила в себе членов высшей элиты Запада, которые, заметим, действуя тайно и безо всяких демократических полномочий, не имели, строго говоря, никакого легитимного права решать судьбы народов мира.

Цитируем фрагменты из конфиденциального документа Трехсторонней комиссии от 16 октября 1980 (!) года, копией которого мы располагаем.

“Название: Токийская встреча председателей и будущая активность Трехсторонней комиссии.

1. Пекинская встреча и возможные контакты с Советским Союзом. Следующие пункты выделяются во встрече председателей в Токио относительно договоренностей с Пекином:

(...)

3. Актуальная асимметрия в наших контактах с Пекином и Москвой должна быть исправлена в ближайшие недели через возобновленные контакты с господином Гвишиани. По единодушному мнению европейской, а также американской и японской групп, переговоры с Москвой должны быть возобновлены тем или иным образом, чтобы избежать антисоветской интерпретации наших китайских контактов.”

О чем идет речь? О начале китайской перестройки, о планах интеграции китайской экономики в мировой рынок и о прощупывании путей к вовлечению в тот же процесс Советского Союза.

16 октября 1980 года. Еще жив Брежнев, здравствует Варшавский договор, и исправно работает КГБ. Но подготовка перестройки — со всеми вытекающими последствиями — уже идет полным ходом. Работа в ведомстве Гвишиани кипит. Кстати, родная сестра Гвишиани — жена Евгения Примакова, одного из ближайших сотрудников Горбачева. Но это частность.

Итак, постепенно выясняются тайные механизмы того, что с нами произошло. И здесь налицо одна крайне важная историческая параллель, которая расставляет точки над i.

Расширение сил Моря на Восток

Вспомним, как Сталин и Берия в свое время воспользовались мондиалистскими наслоениями и соответствующими группами на Западе в своих собственных евразийских геополитических целях, оснастив благодаря тончайшей идеолого-разведовавательной операции Евразию ядерным оружием. Это пример того, как евразийство использует мондиализм в своих целях. Другим примером той же стратегии может служить организация Коминтерна и, шире III Интернационала, когда пропаганда и подготовка “мировой революции” объективно служила интересам евразийского блока.

В 70-е-80-е годы тот же ход, та же операция повторяется снова, но уже с противоположным знаком. На сей раз мондиалистский проект используется в интересах иной, атлантистской стороны, и под видом “конвергенции”, дымовой завесы мондиалистской риторики западный полюс добивается полной победы над евразийским блоком, парализует его, разрушает остов материковой конструкции. Под предлогом отказа от двуполярного мира, от противостояния, от перспективы ядерного самоубийства человечества Запад обманом и ловкой манипуляцией заставил своего противника отказаться от геополитической логики (и от идеологической ориентации), разоружил его, но в решающий момент жестко отказался от встречных шагов и поступил с Советским Союзом и советским народом аналогично тому, как Иосиф Сталин поступил в свое время с Еврейским Антифашистским Комитетом Михоэлса, выполнившим свою субверсивную миссию в отнолшении Запада и оказавшимся в дальнейшем более не нужным.

Складывается следующая картина: мондиализм на практике оказывается не самостоятельной доктриной, не законченным и последовательным проектом, но лишь инструментом геополитики, подсобным средством — хотя и поразительно эффективным — в идеологической борьбе между двумя цивилизационными полюсами.

Все поведение атлантического сообщества после перестройки: расширение НАТО на Восток, жесткое навязывание политической и экономической системы Запада растерянной, оглушенной России, сохранение всей полноты стратегической мощи США после одностороннего разоружения Евразии — это ясные, убедительные, наглядные свидетельства правоты только и исключительно геополитического подхода, который на практике оказывается единственно адекватным, верным и главенствующим, тогда как мечты о “едином человечестве” и гуманистические утопии служат лишь прикрытием, демагогическим фасадом для реальной и жестокой, беспощадной войны континентов.

Суд по законам войны

Теперь можно ответить на поставленный в начале статьи вопрос. Советское руководство, пошедшее на одностороннюю ликвидацию евразийского блока, не было (да и не могло по логике вещей быть) прямой “агентурой атлантизма”. Успеха в такой вербовочной операции не могли бы добиться ни одни, самые эффективные, спецслужбы мира. Промежуточным и фатальным звеном в осуществлении геополитической катастрофы явились мондиалистские круги и мондиалистские институты в СССР, зародыши которых унаследованы со сталинских времен (возможно, их корни уходят и в предреволюционные группы и общества), но подлинный расцвет которых под эгидой 5-го управления КГБ приходится на 70-е -80-е годы. Параллельно этому действовали и прямые агенты Запада, но без мондиалистской среды им никогда и ни при каких обстоятельствах не удалось бы добиться такого поразительного и молниеносного успеха.

Было бы некорректно обвинять всех сторонников и участников мондиалистского проекта в СССР в прямой измене. Это вопрос более сложный и требующий детального разбирательства. Но тот факт, что именно благодаря этим группам и личностям, этим институтам и аппаратам референтов и советников величайшая держава рухнула и ушла с мировой сцены, является неоспоримым. И было бы вполне естественно для всех тех, кто продолжает сохранять верность евразийской идее, верность Российскому Государству и континентальной цивилизации, спросить с мондиалистов (и их пособников) по всей строгости — независимо от того, были ли их действия результатом роковой ошибки, невинного заблуждения или злой воли. Факт преступления налицо, известны и лица, совершившие его, а также средства, с помощью которого оно было осуществлено. Преступление гигантского масштаба - гибель цивилизации.

Сознательность или бессознательность действия преступников нисколько не смягчает их вины в столь судьбоносном вопросе. По законам военного времени их ожидает только одно.

УГРОЗА МОНДИАЛИЗМА

 

"Триста человек, каждый из которых знает лично остальных, управляют судьбами европейского континента и выбирают своих наследников из непосредственного окружения".
Вальтер Ратенау, советник Кайзера Вильгельма 24.12.1912 г. (Wiener Freier-Presse)

Новый заговор

Сегодня в нашей политической ситуации существует множество темных моментов, и поэтому одной из актуальнейших тем в прессе и в политике стала проблема заговора. Однако чаще всего в подобных обсуждениях присутствует какая-то недоговоренность, отрывочность, апелляция к эмоциям и чувствам, а также недостаток информации и конкретных данных. Здесь мы хотели бы привести несколько фактов относительно лишь одного из предполагаемых "мировых заговоров", который, однако, является актуальнейшей реальностью современной геополитики. Мы имеем в виду так называемый "мондиализм" (от французского слова "mondе", "мир"), что можно понять как идеологию "всемирности", "глобализма". Этот политический и сверхполитический феномен представляет собой совершенно новое направление в области мировых идеологий, так как его строго нельзя отнести ни к разряду "левых", ни к разряду "правых", то есть более или менее традиционных политических конструкций. Однако именно он постепенно становится все более и более важным критерием в определении политической ориентации всех государств и народов мира.

До начала перестройки в СССР в мире существовало три геополитических полюса, деливших между собой планетарное влияние: социалистический лагерь - капиталистический лагерь - Третий мир (развивающиеся страны). При распаде социалистического лагеря картина изменилась. Необходима новая система координат. В ней важнейшим фактором, а может быть, и основным элементом является "мондиализм", и если уж говорить о "мировом заговоре", то первыми претендентами на роли заговорщиков сегодня будут не масоны, которые слишком архаичны, и не мафиози, которые слишком мелки, а именно носители мондиалистской идеологии.

Когда-то над разоблачителями "заговора большевиков" либералы и демократы высокомерно посмеивались... Все кончилось Октябрьским вооруженным восстанием и великими геополитическими катаклизмами, связанными с победой коммунистов в одной отдельно взятой стране. Начиная с 6О-х годов, разоблачители "глобалистского заговора" также являлись мишенью для острот умеренной прессы, когда они утверждали, к примеру, что закулисные интернациональные силы на Западе готовят объединение Европы... Сегодня подобные остроты кажутся неуместными. Итак, что же такое мондиализм?

Совет по международным отношениям (C.F.R)

В 1921 году американский банкир Морган учредил "Совет по международным отношениям" (Council on Foreign Relations, сокращенно C.F.R.) с центром в Нью-Йорке. С этого времени фактически можно проследить откровенное и последовательно успешное становление мондиализма и формирование его наиболее универсальных политических, идеологических и культурных клише. Важно, что именно США, а не Англия (как это было в прошлом) становится отныне лидером глобалистских проектов, и важно также, что уже у самых истоков этой инициативы стоит представитель крупнейшего в мире банка. Начиная с этого момента, все президенты США, за исключением Р.Рейгана, обязательно являются членами этой полусекретной организации.

Приведем цитату:

"Совет по международным отношениям", C.F.R., официально представляется группой американских специалистов в сферах дипломатии, финансов, промышленных наук, информации, в чьи задачи входит стимулировать настроения американцев в интернационалистском ключе и координировать направленные на это усилия. Сейчас в "Совете по международным отношениям" около 14ОО членов, занимающих высшие позиции в правительстве США, в политике, в бизнесе (особенно международном), в средствах массовой информации, в ЦРУ и даже в религии. Эта организация финансируется фондами: Форда - Карнеги - Рокфеллера - Standard Oil of New Jersey и др.. Совет оказывает решающее влияние на правительство США, на конгресс, на две главные политические партии: Демократов и Республиканцев. Современный вдохновитель Совета по международным отношениям - Дэвид Рокфеллер, президент Чейз Манхеттен банка.

Членами Совета по международным отношениям являются американцы, которым международные связи позволяют осуществлять пристальный контроль за государствами - либо непосредственно, либо через близкие и смежные общества и международные структуры, возглавляемые членами Совета, к примеру такие как Мировой Банк."

(Роберт Камман "Подлинные властители мира", Париж,1985).

Членом этой организации являлся бывший вице-президент при президенте Р.Рейгане Дж.Буш, и заявления Буша относительно "нового мирового порядка" открыто повторяют то, о чем в кулуарах Совета говорится уже с 1921 года. И важно, что основатель этого совета (Морган) и его актуальный лидер (Рокфеллер) оба являются представителями крупнейших банков планеты.

Бильдерберг

Вторым этапом мондиализма было создание "Бильдербергской группы" на сей раз в Европе. Ее вдохновителем был знаменитый авантюрист XX века Иосиф Реттингер (1887-196О), сын богатого польского еврея. Реттингер был посвящен в высшие градусы шведской масонерии и сам себя называл "cерым кардиналом" (его автобиография вышла под титулом "Мемуары одного "cерого кардинала").

Бильдербергская группа названа так по имени отеля "Бильдерберг", где в мае 1954 года состоялось ее первое заседание. Формальным тезисом этого секретного совещания было "создание европейского единства против советской экспансии". Но ни журналисты, ни наблюдатели в отеле, где проходила встреча, не были допущены. До 1976 года группу формально возглавлял принц-консорт Нидерландов Бернхардт де Липпе(1), но вскоре ему пришлось оставить свой пост, так как его роль в скандале с компанией "Локхид" была слишком очевидна (в чем он сам и признался). Но уже среди участников 5-ой встречи и, видимо, в самом истоке этой организации, мы встречаем того же Дэвида Рокфеллера, который вдохновляет и "Совет по международным отношениям". Таким образом, в случае Рокфеллера и в случае многих других представителей политической и финансовой верхушки Запада (Бзежинский, Киссенджер, Макнамара, Джордж Болл и т.д.) мы видим причастность их к обеим мондиалистским структурам.

Внутри групп "Совет по международным отношениям" и "Бильдерберг" существовало две тенденции, направленные к одной и той же цели – созданию Мирового Правительства и контролю финансовой олигархии над планетой, но методы предлагались разные. Одна тенденция -- реформистская, "мягкая" - была ориентирована на сближение со странами Восточного блока; вторая, более "жесткая", связывалась с идеологией "холодной войны". "Мягкие" определяли линию «Совета», "жесткие" - "Бильдерберга". Любопытно, что начиная с 1976 года (Уотергейтский скандал и дело компании "Локхид") фактически произошла победа реформистской, "мягкой" тенденции, и в обеих группах начала задавать тон идеология "мирного покорения". "Жесткие" - президент Никсон и Бернхардт де Липпе - ушли со сцены.

Трехсторонняя комиссия

Последним этапом организации секретных сетей мондиализма было создание "Трехсторонней комиссии", объединившей "сливки" "Совета по международным отношениям" и "Бильдерберга". «Трехсторонней» она названа по числу основных участников: США-Европа-Япония.

Центр "Трехсторонней комиссии" расположен в США (345 East 46th Street, New York). Создана она была в июле 1973 года. Но решение было принято на конфиденциальном совещании в ноябре 1972 года президентом "Чейз Манхеттен банка" Дэвидом Рокфеллером (лидером «Бильдербергской группы» и вдохновителем "Совета по международным отношениям"), Максом Конигтаном (вице-президентом «Комитета по объединению Европы Жана Монне») и Жоржем Франклином, формальным главой "Совета по международным отношениям".

Первым грандиозным успехом "Трехсторонней комиссии" было проведение в президенты Дж.Картера, абсолютно никому не известного еще накануне выборов. Став президентом, Картер тут же ввел в высшие инстанции власти членов "Трехсторонней комиссии": Уолтера Мондейма, Сайруса Вейнса, Харольда Брауна, Збигнева Бзежинского, Майкла Блументаля, Ричарда Купера, Энтони Саламона, Самуэля Хантингтона и т.д. По этому поводу американский журнал "Пентхаус" в ноябре 1977 года писал: "Утверждение, что «Трехсторонняя комиссия" управляет администрацией Картера» было бы неверным. "Трехсторонняя комиссия" и есть администрация Картера".

Но помимо внутриамериканского неоспоримого могущества "Трехсторонняя комиссия" расширила постепенно свое влияние практически на всю правящую политическую и финансовую элиту капиталистических стран. Особенно важно отметить, что она всегда явно стремилась включить в сферу своего влияния и бывший социалистический лагерь. Так, например, такой идеолог "Трехсторонней комиссии", как Бжезинский уже в 1976 году писал: "Марксизм - это победа разума над верой, жизненный и творческий этап универсалистского видения человека", а секретарь американского отделения "Трехсторонней комиссии" Джеральд К.Смит добавлял: ""Трехсторонняя комиссия" ни в коем случае не должна быть антикоммунистической".

Смысл действий "Трехсторонней комиссии", а равно и всего мондиализма, можно выразить словами Джеймса Пола Варбурга, сказанными им перед американским сенатом 17 февраля 1950 года: "Хотите вы этого или нет, но у нас будет Мировое Правительство. Единственный вопрос состоит в том, произойдет ли это путем консенсуса или путем насилия".

Для осуществления этого плана мондиалисты "Трехсторонней комиссии" привлекают в свой "внешний круг" политиков, промышленников, ученых самых разных идеологических ориентаций. "Левые" помогают мондиалистам дезорганизовать религиозные структуры, основы семьи, образование, общественный порядок, армию - и все это во имя либерализма, пацифизма, чисто светского милосердия, эгалитаризма и социальной справедливости. "Правые" (то есть "экономические" правые, правые в западном смысле этого слова, представители крупного капитала) во имя экономической свободы, свободного рынка, неограниченного обмена и экономического динамизма разрушают самобытность национальных экономик, социально ориентированные хозяйственные системы, специфические этно-религиозные и национальные структуры. Наконец, "центристы" во имя «дружбы между народами» и «гуманизма» подтачивают идеи нации и патриотизма. Так мондиализм использует в своих целях весь спектр политиков, манипулируя тенденциями и по мере конкретной необходимости поддерживая то одних, то других.

Глобальная цель мондиализма

Через эти три темные организации ("Совет по международным связям", "Бильдерберг", "Трехсторонняя комиссия") проходят силовые линии современной политики. Общим знаменателем всей деятельности мондиалистского центра, создающего тысячи побочных комиссий, клубов, организаций, институтов, обществ, фондов и т.д., является установление того самого "нового мирового порядка", о котором так часто говорил президент Буш. "Новый мировой порядок", к которому мондиалисты подталкивают народы и государства, как правило, преподносится в довольно расплывчатых формах под масками обычных пропагандистских и "общечеловеческих" лозунгов. И действительно, далекую перспективу этого "порядка" трудно обрисовать конкретно. Очевидно лишь то, что всякая социальная, национальная, политическая и религиозная традиционность, еще сохранившаяся в современных обществах вопреки всему, должна быть отменена, и люди должны превратиться в некую однородную и неразличимую массу, пребывающую в постоянном перемещении, не имеющую ни национальности, ни пола, ни экономических или религиозных границ. Только над подобной стихией возможен абсолютный экономический и технократический контроль, в ином случае всегда наталкивающийся на естественные формы защиты человеком, обществом или нацией своей органической обособленности.

Итак, мондиализм - это универсализм, но чисто количественный, приравнивающий друг к другу различные вещи, исходя лишь из их наиболее материальных и количественных аспектов.

Отчасти прообразом "нового мирового порядка" может служить американское общество, которое лишено качественных различий в максимально возможной степени: американцы -- это не нация, их тип культуры эклектичен и беспочвенен, их экономика не подчиняется никаким сверхматериальным ценностям, их политика не только утратила аристократическую иерархию, но и никогда не имела ее, их история -- это история обыденного, прагматического и банального. Не случайно Америка стала плацдармом мондиализма, который, с определенной оговоркой, можно приравнять к "американизму" в его наиболее отчужденной, количественной материальной модели.

Важно подчеркнуть, что мондиализм противостоит не только национальным и религиозным государствам (исламские страны, Индия и т.д.), не только социализму, но и самим капиталистическим странам Европы, которые еще не до конца нивелированы космополитической банкократией и сохраняют хотя бы остатки национальной культурной и экономической обособленности.

Как бы то ни было, "новый мировой порядок" "Совета по международным отношениям", "Бильдерберга" и "Трехсторонней комиссии" - это действительно весьма особая форма цивилизационного устройства, связанная с приматом банковского контроля, технократией, информатикой, постиндустриальными методологиями, «обществом спектакля» в его самой совершенной и законченной стадии…. Эту форму можно определить как «планетарная диктатура количества».

Советский филиал

В отношении существования в СССР филиалов мондиалистских организаций точных сведений у нас нет, хотя и сама логика вещей, и особенно перестроечные и конвергенционные процессы, которые привели к крушению социалистического лагеря, настолько вписываются в мондиалистские проекты, что невозможно отделаться от ощущения, что и в СССР на высшем уровне действовал какой-то невидимый агентурный блок. Однако в нашем распоряжении имеется любопытный документ конфиденциального характера. Это "Меморандум" от 16 октября 1980 года, направленный президентом Европейского отделения "Трехсторонней комиссии" Жоржем Бертуэном всем европейским членам после очередной встречи руководителей в Токио 14--15 сентября 1980 г. В нем, помимо проблемы переговоров с Китаем (вспомните, когда началась экономическая перестройка в Китае?) говорится о "возможных контактах с Советским Союзом". В этом документе в графе "Spirit of meeting" -- "Дух встречи" (в Пекине) в пункте 3 говорится буквально следующее: "Актуальная асимметрия (подчеркнуто в тексте) в наших контактах с Москвой и Пекином должна быть исправлена (подчеркнуто в тексте) в ближайшие недели через возможные возобновленные контакты с господином Гвишиани, так как, по мнению европейской, американской и японской групп, переговоры с Москвой должны быть возобновлены тем или иным способом, чтобы избежать антисоветской интерпретации наших китайских встреч".

"Г-н Гвишиани"(2), упомянутый в этом конфиденциальном циркуляре, попавшем в руки французских противников мондиализма, это директор Института Системных Исследований(3) в Москве, академик, с 1965 года зампред. Госкомитета Совета Министров СССР по науке и технике. В советском "Философском словаре" о нем сказано: "Ведет научную работу по проблемам управления и социальной организации". Такая научная тематика уже сама по себе близка мондиализму, теоретики которого также, в первую очередь, обеспокоены "управлением" и "социальной организацией" в условиях "нового мирового порядка".

Определенные параллели мондиалистской концепции можно было найти и в проектах академика Сахарова, и в статье Шахназарова в "Правде" под более чем откровенным названием "Мировое Сообщество управляемо". Впрочем, уже сама концепция "нового политического мышления", выдвинутая с самого начала перестройки, также могла быть истолкована в мондиалистском ключе, если антинациональные, антигосударственные и банкократические тенденции станут в актуальном ходе событий у нас безальтернативными и единственными(4). То же самое может произойти и с концепцией "общеевропейского дома". Как бы то ни было, общеизвестно, что члены "Трехсторонней комиссии" посетили в 1989 году Москву, где они встречались с руководителями советского государства(5).

Новый выбор

Мондиализм стал сегодня самостоятельной геополитической и идеологической категорией. Мировой развал сугубо социалистической системы сделал мондиалистский фактор фактически единственным суперфактором, а из сверхдержав сейчас осталась только одна. Подобно Европе и большинству стран Третьего мира (за исключением нескольких исламских государств) СССР сегодня не может противопоставить "американизму" (а значит, "мондиализму") ничего цельного, мощного и единого, ничего "сверхдержавного", но лишь простое инстинктивное неприятие "нового мирового порядка" и остатки традиции, давно уже потерявшей жизненность и тотальность.

Корректнее было бы рассмотреть новую ситуацию в терминах мондиализманемондиализма (или антимондиализма), то есть единой унифицирующей идеологии, стремящейся к установлению одинакового для всех и повсюду "нового мирового порядка" и целого спектра национальных, идеологических и политических форм, которые хотят сохранить свою уникальность, особость, специфичность, свою границу, ставшую мишенью агрессии для универсалистского "мира без границ".

Очевидно, что Россия, даже сегодняшняя кризисная Россия, играет чрезвычайно важную роль в мировом распределении сил. Подвергшаяся долгим издевательствам, обессиленная и обескровленная, страна вновь призвана сегодня совершить решающий выбор.

АНАТОМИЯ МОНДИАЛИЗМА

 

Парамасонерия

Термин "парамасонерия" означает совокупно организации, которые построены по образцу масонских лож, и которые, сохраняя свойственную настоящим масонам, секретность, протекционизм, интернациональность и ангажированность в политику, отбрасывают при этом масонские ритуалы, доктрины и инициатические мистерии. Парамасонские организации стали возникать уже в конце XVIII века, и первым наиболее ярким примером такой тайной политической организации масонского типа, (но не подлинной масонской ложи), было общество баварских "Иллюминатов" Адама Вайсхаупта. "Иллюминаты" поддерживали тесные связи с масонством, имели среди своих членов множество масонов (и в частности, второе лицо после самого Вайсхаупта, барон фон Книге, был аутентичным масоном). И все же, будучи чисто светским, отрицающим все формы религиозности обществом, "Орден Иллюминатов" не был собственно масонским. Это было просто невозможно, так как в конституциях всех масонских лож XVIII века содержалось как необходимое для масона условие веры в Бога и верности Королю. Лишь в XIX веке "Великий Восток Франции" отказался окончательно от обязательности религиозной веры и монархической лояльности, и то подобный отказ повлек за собой разрыв со многими другими французскими и заграничными масонскими обрядами. Парамасонерия в своем чистом виде отличается от масонерии именно тем, что она берет от устройства масонских организаций внешнее и отбрасывает все теологические, мистические и инициатические элементы, превращая тем самым свои структуры в инструменты чисто политического, экономического, культурного, социального и геополитического воздействия. При этом парамасонерия может сохранять, а может и отбрасывать некоторые формулы сугубо масонской терминологии.

Вопрос о парамасонерии чрезвычайно важен для адекватного понимания феномена "мондиализма", ставшего самой главной, но в то же время самой скрытой силой современных геополитических трансформаций. Именно к парамасонерии в первую очередь справедливо отнести всю антимасонскую критику последних трех столетий, так как в своем подавляющем большинстве эта критика касается именно политической, социальной, экономической и геополитической деятельности организаций, либо представляющих собой предельную форму вырождения, атеизации и политизации действительных масонских лож, либо (и с конца XIX века это наиболее частый случай) являющихся независимыми внемасонскими структурами, копирующими во многих аспектах масонские методы и типологию масонских организаций, использующими сложившиеся масонские структуры, но все же не входящими в число не только "регулярной", но и "нерегулярной" масонерии. Если сделать подобные разграничения и вообще оставить в стороне мистическую и инициатическую сторону масонства, крайне неоднородную и сложную, то антимасонская критика будет полностью лишена своей дискредитирующей стороны, т.е. безосновательных обвинений в адрес масонов, которые обязаны своим существованием лишь некомпетентности критиков в сфере сакральных доктрин. Иными словами, если сделать предметом рассмотрения исключительно парамасонерию как систему интернациональных, геополитических, экономических и информационных структур, ставящих целью определенное преобразование социально-политического облика человечества, и соответственно, стремящихся к достижению максимального контроля над уже существующими политическими образованиями, то вся полнота антимасонской критики потеряет сомнительные и спорные черты, и предстанет действительным и тревожным разоблачением тайной деятельности, ведущейся, тем не менее, у всех на виду. Так, например, подчас невозможно доказать принадлежность к ритуальному масонству того или иного политического деятеля, проводящего в высшей степени сомнительную политику, направленную против интересов тех национальных государственных структур, которые он призван представлять и защищать. Но тот же самый персонаж, понятия не имеющий ни о масонском фартуке, перчатках или тайных доктринах, связанных с Хирамом, строительством храма Соломонова и т.д., вполне может являться членом парамасонской организации с очевидно мондиалистскими целями и тем самым исполнять миссию, намного более негативную, разрушительную и конкретную, нежели собственно масонские братья.

Парамасонерия, некогда бывшая периферийной стороной вырождающегося, деградирующего, профанизирующегося масонства, постепенно стала самостоятельной силой, не нуждающейся в масонских тонкостях, и с какого-то момента уже сама масонерия превратилась в инструмент этой структуры, в ее средство.

Формы протомондиализма в XIX веке

Одной из самых первых форм мондиалистской теории, то есть концепции единого управления человечеством на основании глобального контроля и в соответствии с абстрактными, утопическими, неорганическими и искусственными теориями (концепции Мирового Правительства и «нового мирового порядка»), была идея радикально демократического толка. Именно у первых социалистов-демократов появляются термины "мировое управление", "мировое правительство". Ранние организации социалистов с начала XIX века как раз и представляли собой парамасонские общества чисто политической и экономической ориентации, совершенно не заботящиеся о ритуальной и догматической стороне масонства. Многие последователи "Иллюминатов" оказались среди главных вдохновителей раннего социализма: таковы Клинтон Рузвельт, автор протомондиалистской работы "Наука управления, основанная на естественном законе" , а также Гораций Грили, директор "Нью Йорк Трибюн", лондонским корреспондентом которой был Карл Маркс. Кроме того, эти персонажи финансировали деятельность Маркса, и без этой помощи, согласно Уиклиффу Винарду, "Маркс остался бы никому не известным одержимым революционером". Кроме того, показательны контакты Маркса и Энгельса с тайным обществом "Лига Справедливых Людей", которая также являлась (по некоторым источникам) продолжением "Ордена Баварских иллюминатов" Адама Вайсхаупта.

Параллельно социалистическим «протомондиалистам» действовали и ранние пацифистские организации. В сороковых годах XIX века создается "Общество за Мир", основанное Генри Ричардом в Англии, в котором участвуют Ричард Кобден, впервые предложивший проект единой всемирной системы арбитража и свободного обмена, и Джон Брайт, основавший ранее "Европейское движение свободного обмена". После кризиса 1854 года, когда все эти деятели были дискредитированы своим антипатриотическим поведением во время Крымской войны, общество было преобразовано в "Интернационалистское движение". "Это изменение означало фундаментальный прогресс, -- пишет Артур Билс, историк пацифистского движения, -- именно тогда подлинный интернационализм, основанный на теории мирового правительства, вышел на первый план".

В 1884 году произошло важное событие в истории формирования мондиалистского движения в его начальных фазах, так как именно тогда было образовано новое полусекретное парамасонское общество социалистического типа -- "Фабианское Общество". Название дано по имени римского генерала Квинтуса Фабиуса Максимуса, известного своей хитрой выжидательной политикой в борьбе с Ганнибалом. Члены этого общества считали себя "ассоциацией социалистов" ("Основы Фабианского Общества"). В их задачу входила "передача земли и собственности от одного класса всему обществу во имя его же блага". Фабианцы в отличие от других социалистов считали, что самой лучшей тактикой будет выжидание подходящего момента для решительных действий, проведение аналитических исследований, накапливание данных, разработка теорий, распространение тонкого влияния, "подготовка социалистического климата" (по словам Раскина), а поэтому акцент в их деятельности падал на сбор информации и анализ.

И, наконец, важнейшим тайным обществом XIX века была организация, основанная в 1891 году масонами Сэсилом Роудсом и В.Т.Стидом, позднее (в 1909 году) избравшее своим названием "Круглый Стол".

Всего к концу XIX века существовало более 400 протомондиалистских, парамасонских организаций, ставящих своей целью установление "нового мирового порядка" во главе с Мировым Правительством. Все они продолжали существовать и в XX веке, порождая кроме того сотни новых обществ, комитетов, организаций, движений и фондов, составляющих неимоверно разросшуюся сеть мондиализма. И хотя подчас организации XX столетия представляются независимыми и новыми, на самом деле, именно в парамасонских организациях XIX века социалистического, пацифисткого или радикально демократического образца следует искать их корни, связи с которыми не прерываются ни в одной точке истории.

Мондиализм и социализм

Термин "новый мировой порядок" появился только в начале XX века, хотя эта концепция существовала и ранее в социалистической и пацифистской парамасонерии XIX века. Термин этот принадлежит писателю фантасту Герберту Уэллсу, написавшему книгу под таким названием. Крайне важно, что это отнюдь не совпадение, так как Герберт Уэллс был не только членом "Фабианского Общества", но и одним из руководителей его английского отделения. Кроме того, в 1916 году Уэллс организовал "Лигу ассоциации свободных наций" совместно с представителями других протомондиалистских обществ - франк-масонами Лионелом Куртисом и лордом Греем (оба принадлежали также к обществу "Круглый Стол") и еще кое с какими представителями "Фабианского Общества". Ко всему прочему писатель фантаст, а на самом деле, один из разработчиков футурологических проектов будущей цивилизации, был связан с тайным обществом "Киббо Кифт", основанным в Англии в 1921 году по образцу ордена того же Адама Вайсхаупта. Если принять во внимание такую социалистско-мондиалистскую подоплеку Уэллса, то в совершенно ином свете предстанут его общеизвестные дружеские отношения с Лениным и особый интерес к коммунистической России.

Здесь можно упомянуть и еще об одном свидетельстве, приводимом в книге Кэтрин Пэлфрей "И люди рыдали" (Болдуин, 1954): президент другого тайного парамасонского социалистического общества "Пилигрим" заявил однажды известному мондиалисту Лорду Сэсилу из общества "Круглый Стол": "Коммунизм - это инструмент, с помощью которого мы свергнем национальные правительства во благо единого Мирового Правительства, единой мировой полиции, единых мировых денег".

Крайне любопытны в том же самом ряду заявлений некоторые пассажи Кларенса Киршмана Стрэйта. Этот персонаж - автор одной из канонических книг в сфере мондиализма, "Союз или Хаос?" с подзаголовком "Американские предложения по реализации федерации крупных демократических режимов"(1939). Основная цель, разбираемая в этой книге, - создание Мирового Правительства. Несмотря на критику в адрес Стрэйта со стороны просоветски настроенных мондиалистов (таких как Пол С. Эндрьюс, который считал, что "Стрэйт и его Атлантический Союз не достаточно способствуют установлению мировой Федерации"), сам Стрэйт в своей книге еше в 1939 году утверждал: "Я не вижу мотивов для вражды между зародышем Мирового Правительства и Советской Россией, и я вижу все основания к тому, чтобы они стали добрыми соседями."(6)

Однако следует различать мондиализм и социализм в их исторических проявлениях, так как мондиализм является намного более глобальным и всеобъемлющим течением, засчет "универсальности" своих целей и глобализма своей программы способным ориентировать и контролировать самые различные социально-политические структуры. Социализм же, напротив, сохраняет в себе, по меньшей мере, теоретическую возможность к становлению национальным, органичным и автаркийным феноменом, конкретным и ограниченным спецификой того или иного государства или народа, как это произошло, к примеру, в германском национал-социализме или в социализме советско-сталинского типа. Поэтому "новый мировой порядок" может учитывать и использовать социалистические и коммунистические формы, извлекать из них определенную выгоду на том или ином этапе, но его цели распространяются гораздо дальше.

Мондиализм включает в себя и демократические концепции, и либеральные теории, и даже некоторые "правые" движения, заставляя всех их способствовать достижению одной единственной цели - установлению Мирового Правительства на планете. Примером такого "правого" мондиализма может служить деятельность генерала Хэйга, считавшегося всегда "ястребом" Белого Дома, т.е. представителем "крайне правых", но в тоже время активно участвовавшего в подготовке переговоров "Трехсторонней комиссии" с коммунистическим Китаем в 1982 году и являвшегося советником Генри Киссинджера.

Определенные стороны в высшей степени мондиалистского Бильдербергского клуба также воплощают в себе аспекты "правого мондиализма", что можно ясно проследить в деятельности самого основателя Бильдерберга, принца-консорта де Липпе, предлагавшего в грядущем "общеевропейском доме" установить, наряду с "тотальной демократией", систему монархического наследственного правления, ориентированного на царственные роды Европы, связанные тесными узами с масонерией и парамасонерией.

Мондиализм, мировое еврейство и сионистское движение

Среди спорных концепций, лишь дискредитирующих антимондиалистскую критику, наиболее неадекватной является концепция, отождествляющая мондиализм с «еврейским заговором». На самом деле сионистское движение, ставящее своей целью возвращение евреев мировой диаспоры в созданное сионистами еврейское государство, является совершенно особым явлением, хотя и затрагивающим важнейшие политические узлы современной политики, но все же не совпадающим с планами создания Мирового Правительства и установления "нового мирового порядка". Сионизм - это лишь одна из сторон еврейства, один аспект его политической деятельности. Поэтому критика сионизма обречена на то, чтобы оставаться локальным явлением, не затрагивающим сути мондиалистской экспансии, а попытка наделить термин "сионизм" более глобальным смыслом является натяжкой и играет (как и в случае с масонством) на руку тем, кто стремится запутать противников мондиализма, пустив их по ложным следам и отвлекая от главных и гораздо более глобальных, коварных, скрытых и одновременно очевидных врагов.

Само еврейство как явление уникального культурного и интеллектуального единства иудеев диаспоры, связанных между собой не только общностью особого партикулярного вероисповедания, но и единством психотипа, сохраняющегося неизменным несмотря на множество этнических и культурных смешений, - это еврейство гораздо шире сугубо сионистского течения, и его связи с мондиализмом являются более сложными и фундаментальными. Сионистские проекты по организации еврейского государства и "алии", возврата евреев диаспоры в «Эрец Израэль», находятся в определенном противоречии с диаспорическим состоянием, ставшим традиционным для евреев после разрушения Второго Храма. Сионизм предполагает окончание рассеяния, фиксацию евреев, их соединение в рамках нового, постдиаспорного государства. Но именно такой проект и является наименее мондиалистским из всех возможных, так как это означает установление не интернационального, но национального порядка, не универсальной и эгалитарной системы, но расовой и этнической дифференциации, не либеральный униформизм, но относительную экономическую автаркию.

Из всего этого следует, что мондиалистским является не сионизм, но, напротив, та часть еврейства, которая настаивает на сохранении «статус кво» диаспоры. Исторически, в силу специфики своего состояния, еврейство для поддержания экономического, религиозного, культурного и информационного единства диаспоры было вынуждено создавать механизмы международного и сверхнационального управления, которые были не просто реализацией некоторого целостного и замкнутого поля иудейской культуры, что, естественно, в подобной ситуации было вообще неосуществимо, но вынужденным и искусственным сочетанием компонентов культур тех народов и государств, где евреи пребывали. Так язык, предложенный изначально как средство международного общения еврейской диаспоры - эсперанто - был в основном построен на латыни, а отнюдь не на иврите или даже идише. Этот химерический и неорганичный язык, не только мертвый, но и мертворожденный, искусственный и противоестественный, действительно отражает определенную сторону еврейской диаспоры и являет собой типичный пример мондиалистской конструкции, направленной на нивелировку, утопическую эгалитаризацию языка, а впоследствии религии, культуры и т.д. И, напротив, сионизм скорее тяготеет к популяризации иврита, который, хотя и является мертвым языком, все же исторически представляет собой достояние еврейской нации, и хотя бы несет в себе органические дифференцированные элементы.

Все это объясняет глобальное наличие активных деятелей еврейства в мондиалистских организациях, вплоть до того, что их присутствие стало необходимым элементом любого мондиалистского предприятия, будь то экономический клуб, пацифистское движение, социалистическая партия или интернациональный фонд. Но отнюдь не всегда, и более того крайне редко мондиалисты еврейской национальности являются одновременно полноценными и последовательными сионистами, так как полная реализация сионистской программы означала бы прекращение диаспоры и разрушение механизмов мондиалистского контроля, сосредоточенного сегодня в руках определенной группы преимущественно еврейской диаспоры. И весьма показательно, что штаб-квартиры самых агрессивных, беззастенчиво вмешивающихся в жизнь других наций и народов, стремящихся к интернациональному диктату и всемирному экономическому контролю еврейских организаций, расположены отнюдь не в Израиле, но в странах с совершенно самостоятельными государственными и этническими структурами, прежде всего в США.

Именно несионистское еврейство причастно к созданию современных глобальных мондиалистских структур. Собственно говоря, установление "нового мирового порядка" в данном случае означает для еврейства тотальную легализацию его собственного "диаспорического" статуса, а значит навязывание этой же формы всем остальным народам и государствам. И в этой логике ортодоксальный сионизм не просто является побочным явлением, но вообще противоречит мондиалистским планам. И быть может, только уникальная солидарность еврейства, выработанная веками сложной истории, а также специфика самой иудейской традиции, в самих ее метафизических истоках радикально отличной от других религиозных и национальных сакральных форм, делает противоречие сионизма и еврейства диаспоры не столь очевидным и травматическим. И совершенно не случайно столь открыто мондиалистская организация как ООН, у истоков и во главе которой явно или тайно стояли радикально мондиалистски ориентированные евреи диаспоры, в свое время осудила, тем не менее, сионизм как расизм, то есть как доктрину, утверждающую естественное, очевидное и вездесущее в мире неравенство, ненавистное лишь мондиалистским утопистам, стремящимся уничтожить все границы, различия, особенности, органические пределы людей, этносов, стран, культур.

МОНДИАЛИЗМ И АНТИМОНДИАЛИЗМ

 

Определение мондиализма

Слово «мондиализм» постепенно становится привычным термином политической лексики у представителей самых разных идеологий. И это не случайно. При современной интегрированности (экономической, политической, социальной) нашей планеты практически невозможно рассматривать внутренние проблемы страны или отдельного региона в отрыве от общего положения дел в международной сфере. Но признание социально-политической взимозависимости разных стран между собой еще не означает мондиализма. Что же такое мондиализм?

Мондиализм - это особое идеологическое направление, которое на основании реальных интеграционных процессов в современном мире предполагает в конечном итоге полное объединение всего человечества в едином государстве под управлением единого Мирового Правительства. Слово "мондиализм" происходит от французского слова "le monde", "мир". Такой проект предполагает в качестве необходимого условия отмирание традиционных государств, народов, рас, культур и религий и создание некоей новой особой "общечеловеческой цивилизации", различие внутренних секторов которой между собой будет сведено к минимуму (а в перспективе и совсем исчезнет). Важно заметить при этом, что идеологической базой такой "общечеловеческой цивилизацией" должна стать именно западная цивилизация, расцененная как наиболее эффективная и "прогрессивная" с ее либеральной идеологией и рыночной экономикой.

До определенного момента данная идея оставалась уделом небольших (часто полусекретных) организаций масонского или парамасонского типа, но постепенно она получила признание в серьезных политических сферах и стала мало-помалу воплощаться в жизнь. Первые шаги в этом направлении были сделаны через создание Лиги Наций, предшественницы нынешней ООН и при учреждении ЮНЕСКО. Масонские и псевдо-розенкрейцеровские истоки обеих институтов ни для кого сегодня не являются секретом. Но помимо официальных и крупномасштабных организаций существует огромное количество фондов, клубов и институтов, имеющих более или менее легальный статус, которые разрабатывают и внедряют мондиалистские проекты, готовят идеологическую базу для мирового объединения, работают с кадрами, проводят политико-культурные симпозиумы и конференции и т. д. В настоящий момент наиболее влиятельной организаций такого рода, являющейся куратором всех более мелких филиалов и фондов, является Трехсторонняя Комиссия ("Трилатераль"), служащая прообразом Мирового Правительства будущего. Если мы учтем либерально-капиталистический характер готовящейся "общечеловеческой цивилизации", то станет понятным тот факт, почему эту комиссию в данный момент возглавляет именно банкир - Дэвид Рокфеллер, а не кто-нибудь другой. В списках этой организации мы находим Бжезинского и Киссинджера, Уорена Кристофера и МакНамару, а также бывших президентов США Джорджа Буша и Билла Клинтона.

Об эффективности деятельности мондиалистов можно судить хотя бы по следующим фактам. - Одним из их давних проектов был проект объединения Европы. Сегодня это стало реальностью. Другой заветной мечтой мондиалистов был отказ от двухполярного мира и "конвергенция" между капиталистическим Западом и социалистическим Востоком (естественно, на базе признания именно западных, либеральных ценностей). Мы видим, что и этот план воплотился в жизнь в ходе перестройки и последующих за ней событий. Вряд ли после этого можно сомневаться в реальной власти мондиализма и как идеологии и как организационной структуры, сумевшей поставить себе на службу финансовый капитал, транснациональные корпорации и политические (и культурные) элиты многих стран.

Если это так, то закономерно соотносить события нашей внутренней российской политической жизни с актуальными мондиалистскими проектами, чтобы понять истинный смысл того, что стоит за теми или иными политическими и социальными изменениями в нашей стране и мире.

Почему комиссия Трехсторонняя?

Это название отражает мондиалистское представление о современном мире и о его геополитической картине. С этой точки зрения вся планета делится на три богатых региона (так называемая "региональную триаду"):

1) США и их сателлиты - Канада, Центральная и Южная Америки;

2) Европа, взятая как единое целое (объединение различных европейских стран в единую Европу являлось важным подготовительным этапам мондиализма, сегодня в целом завершенного);

3) Япония и тихоокеанский ареал, включающий Тайвань, Гонконг и Южную Корею.

С точки зрения мондиалистов, эти три ареала являются тремя колоннами будущего мирового государства, так как либеральная рыночная экономика этих пространств является наиболее развитой и эффективной. Между этими тремя регионами должно происходить распределение экономико-политического влияния на все остальные "отсталые" регионы, причем такое влияние должно приводить к постепенной интеграции этих частей "третьего мира" в один из трех основных регионов "нового мирового порядка". Такое трехполюсное расширение постепенно должно привести к полной переделке мира на три гигантских рыночных пространства, которые, в свою очередь, на заключительном этапе сольются в единое мировое государство, One World. Пока же прототип будущего Мирового Правительства существует в форме «Трехсторонней комиссии», в состав которой входят политические и финансовые властители Америки, Европы и Японии. Соответственно, сама «Трехсторонняя комиссия» имеет три департамента - американский, европейский и японский. Показательно, что главой всей «комиссии» в целом является именно американец, Дэвид Рокфеллер, что символизирует доминацию в этой мондиалистской организации именно американского, "атлантистского" фактора.

Мондиалисты "правые" и "левые"

Мондиалистское движение делится на две составляющие - на условно "правых" и условно "левых". "Правые" настаивают на самых радикальных рыночных реформах, на полном торжестве либеральной идеологии и на отказе от даже слабых намеков на социализм или социальную ориентацию общества. С их точки зрения, "новый мировой порядок" следует устанавливать как можно скорее и любой ценой, при этом они не имеют ничего против применения грубой силы и диверсионных методов в случае сопротивления их проектам. "Правые" мондиалисты однозначно полагают, что высшей универсальной ценностью являются деньги, некий "общий знаменатель" нынешнего и особенно грядущего мира, а их основной культурно-психологической и мировоззренческой установкой является философия "индивидуализма", гуманистического "эгоизма", возведенного в абсолют.

"Левые" мондиалисты, напротив, считают, что создание мирового государства есть сложный и поэтапный процесс, который следует осуществлять не столько с помощью прямого давления, сколько с помощью хитрых, дипломатических и "культурно-социальных" методов. "Левые" мондиалисты часто выступают под "социал-демократическими" лозунгами, говорят о «гуманистических ценностях», понимая под этим не столько агрессивный и тотальный индивидуализм, сколько приведение разнородного (культурно, расово, религиозно и т.д.) человечества к единому знаменателю, к космополитическому, интернациональному конгломерату в рамках единого "мирового сообщества". "Левые" мондиалисты не против рынка, они за его ограничение, за его подчинение глобальным социальным космополитическим проектам.

"Правые" мондиалисты, как правило, отстаивают главенство "богатого Севера" над планетой и опираются на геополитическое могущество США. "Левые", напротив, часто говорят о необходимости «расового и культурного смешения», о «сплавлении всего человечества в единую субстанцию без каких-либо приоритетов» Севера или Юга. На уровне геополитических проектов "левые" мондиалисты, скорее тяготеют к Европе, чем к США, и не являются строго антикоммунистическими, как правые мондиалисты (иногда "левые" бывают и коммунистами, но в "гуманизированной" форме, "коммунистами с человеческим лицом").

Разнятся и рецепты правых и левых мондиалистов в отношении вхождения в единую планетарную цивилизацию тех стран (в первую очередь, принадлежавших в социалистическому лагерю), которые до последнего момента сохраняли некоторую автономию и автаркию по отношению к трем основных мондиалистским регионам, подконтрольным «Трехсторонней комиссии» (Америка, Европа, Тихоокеанский ареал). "Правые" считают, что "отсталые" страны (включая и Россию) должны прямо входить в мировой рынок, устанавливая финансово-политические контакты напрямую между этими странами и США, основной цитаделью "правого мондиализма". "Левые" мондиалисты, со своей стороны, являются сторонниками постепенной и многоступенчатой интеграции, начинающейся с обязательного вхождения в региональные рынки. Политически "правые" мондиалисты как правило оказывают на своих партнеров, не очень ретиво исполняющих их рекомендации в силу тех или иных обстоятельств, прямое силовое давление и не останавливаются перед тем, чтобы наказать "упрямцев", спровоцировав в стране дезинтеграционные процессы, социальные волнения и т.д. "Левые" мондиалисты, в свою очередь, стараются прибегать к более гибким методам, действуя опосредованно и стремясь провести мондиализацию не "революционным", но "эволюционным" образом. Чаще всего они выступают за временное сохранение территориальной и политической целостности тех государств, которые они стремятся втянуть в свою орбиту.

Можно определить различие между "левыми" и "правыми" мондиалистами следующей формулой, которая будет верна применительно к любой области: "правые" мондиалисты = либералы; "левые" мондиалисты = демократы. Какими бы схожими не казались эти термины, на самом деле, их значение весьма различно.

Мондиалисты в России

"Перестройка", приведшая к гибели социализма в мире и распаду СССР, была однозначно осуществлением мондиалистского проекта, по "гомогенизацию" мира, по конвергенции и окончательному завершению планетарной интеграции в рамках "нового мирового порядка". Но в ходе этой перестройки произошло чередование двух форм "мондиализма", сопровождавшихся, соответственно, сменой политических, структурных, социальных, экономических и кадровых ориентаций.

Горбачев был и остается классическим представителем "левого" мондиализма, примерным учеником и последователем архитекторов "нового мирового порядка" в его "мягкой", "социальной", "демократической" форме. Он был ориентирован на политическую конвергенцию с Западом (а не просто на самороспуск социализма), он до последнего старался сохранить распадающийся Союз (хотя и в новой форме "единого демократического пространства»), он говорил об "общеевропейском доме (т.е. о варианте интеграции именно в региональный, а не в мировой рынок), он был сторонником "эволюционного" развития мондиализации и придерживался гуманистически-космополитической, интернационалистской ориентации. Его политика ставила своей целью мирное и поэтапное превращение СССР и социалистического лагеря в составляющую "нового мирового порядка" под руководством Мирового Правительства. Этот проект был высказан откровенно в статье советника Горбачева Шахназарова, опубликованной в "Правде" на ранних этапах "перестройки"; статья имела выразительное название "Мировое сообщество управляемо".

Но по тем или иным причинам классический лево-мондиалистский курс Горбачева сменился радикальной ориентацией на правый мондиализм с приходом к власти Ельцина. Радикальные реформы, проводимые Ельциным и его советниками, на практике означали не "эволюционную" интеграцию в мировое сообщество, а полную политическую и экономическую капитуляцию перед лицом предельно жесткого варианта буржуазной рыночной идеологии. Ельцин ориентировался не на Европу, но на США. Он стремился войти сразу в "мировой рынок", минуя стадию регионализации. Он разрушил "единое экономическое пространство" СССР, открыв двери сепаратизму республик, при этом не только не поддерживая центростремительные тенденции в них, но грубо отталкивая любые промосковские инициативы. Экономически Ельцин открыл дорогу самым радикальным типам рыночного приватизационного процесса, утвердив идеологию "индивидуализма" и социального эгоизма в качестве государственной нормы, следуя программам Джефри Сакса, верного последователя концепций Фридмана и фон Хайека, осуществлявшего практически «внешнее управление» экономикой России в 1991-1993 годах.

В августе 1991 года политический курс мондиализации России однозначно и резко перешел от лево-мондиалистского проекта (Горбачев) к право-мондиалистскому (Ельцин). Все внутри- и внешнеполитические, а также социально-экономические и структурные трансформации, произошедшие в этот момент полностью объясняются именно такой сменой мондиалистской формулы реформ.

В политических терминах можно сказать, что переход власти от Горбачева к Ельцину означал переход от демократической ориентации политики (с социальным оттенком) к либеральной (с антисоциальным оттенком).

Внешние причины внутренней борьбы

После августа 1991 года внутриполитическая борьба в России (не считая некоторых довольно маргинальных аспектов) проходила под знаком противостояния правого и левого мондиализма. Если до августовского путча общемондиалистским тенденциям "либерал¬демократов" противостояли антимондиалистские консерваторы из среды ВПК и ортодоксальных коммунистов, жестко привязанные к двухполярному видению мировой ситуации и не склонные ни к конвергенции с капитализмом, ни тем более к капитуляции, то после августа основная борьба стала разворачиваться уже внутри мондиалистского лагеря, приобретая характер конфликта между демократами и либералами. Тройственная система «консерваторы-левые мондиалисты (Горбачев)-правые мондиалисты (Ельцин)» превратилась в двойственную. Консерваторы же частью либо распылились, либо слились с радикальной антимондиалистской оппозицией, представленной националистами и социалистами, т.е. с теми, кого система брезгливо называла "красно-коричневыми" и кого она всячески стремилась вывести за рамки политически корректного истеблишмента.

В октябре 1993 конфликт в верхах приобрел тотальный характер и вылился в народный бунт. Радикальная оппозиция и особенно неструктурированные антимондиалистски настроенные массы активно поддержали Верховный Совет в его противостоянии с либеральным диктатором Ельциным, отбросившим всякую видимость демократии. Этот радикально антимондиалистский фактор, вставший на сторону анти-ельцинских Хасбулатова и Руцкого (которые сами по себе даже теоретически не могли быть свободными от мондиалистского внешнего контроля вплоть до самого последнего этапа их противостояния Ельцину), впервые за долгие годы проявил себя как самостоятельная сила. Возможно, именно массовое участие антимондиалистов в событиях сорвало какой-то иной сценарий октябрьского кризиса, предполагавший иной исход.

Угроза мондиализма - 2

(8 лет спустя)

1. Первая статья в газете “День”

Моя первая публикация в газете “День” состоялась весной 1991 года. Это была статья под псевдонимом “Л.Охотин” и называлась она “Угроза Мондиализма”. В ней я рассказал о феномене “мондиализма” и фактически ввел это понятие в современный политический лексикон. Слово “мондиализм” — от французского “monde”, “мир” — означает особое направление в политическом истэблишменте Запада, которое считает, что пришло время для установления прямого правления Мирового Правительства над традиционными формами государственной, национальной власти с ее традиционными институтами — Правительствами, Президентами, Парламентами и т.д. В той статье я указал на опасность влияния подобных идей на советское руководство (тогда еще существовал Советский Союз), предсказал, к чему может привести доверие к мондиалистским проектам и планам — ведь речь идет фактически об отмене национального суверенитета государств и наций и добровольной передачи власти некоей странной, теневой, наднациональной элите, никем не избираемой и никем не контролируемой.

В той же статье я описал вкратце те институты политической элиты Запада, которые являются структурной опорой мондиализма, отвечают за реализацию планов установления “нового мирового порядка”. Напомню, что термин “новый мировой порядок” из полусекретных организаций мондиалистского толка перешел в открытый политический дискурс вождей Запада только в период Иракского кризиса, во время войны в заливе. Озвучил его Джордж Буш, один из давних активистов мондиалистских организаций. В центре структуры сети мондиализма стоят такие неправительственные организации как “Совет по международным отношениям” (Council on Foreign Relations), “Трехсторонняя комиссия“ (Trilateral commission), “Бильдербергский клуб”.

“Совет по международным отношениям” является организацией чисто американской, ее официальным органом служит журнал “Foreign Affairs”. Несмотря на скромный статус “консультативного органа” именно этим советом вырабатывается планетарная стратегия США, которая формируется исходя из особых мондиалистских концепций сотрудников CFR, сплошь и рядом без учета интересов США как государства или даже в ущерб этим интересам. Деятельность CFR многократно критиковалась и справа и слева в самих США, но так как участники этой организации — люди более, чем могущественные, то вся критика мгновенно локализовывалась и затухала. Вообще говорить о CFR в США не принято, как было не принято в Советском Союзе открыто обсуждать (или осуждать) КГБ.

Другая организация мондиалистов, основанная активистами CFR и иерархами европейского масонства шотландского обряда (в частности, Иосиф Реттингер), называлась “Бильдербергским клубом” — по названию отеля, в котором состоялась первая встреча элиты Запада. Деятельность Бильдерберга была окутана завесой непроницаемой тайны, так что даже существование этой структуры не раз подвергалось сомнению, а ее критики считались “ненормальными конспирологами”, одержимыми навязчивым бредом преследования. Это неудивительно, поскольку в этом клубе участвовали магнаты западной прессы, способные легко заставить обывателей поверить в существование того, чего нет или в несуществование того, что есть. В последние годы сами участники “Бильдербергского клуба” несколько ослабили режим секретности и информацию о новых встречах можно найти даже в сети Интернет. Основной задачей Бильдербергского клуба являлось “координация усилий стран Запада в установлении “нового мирового порядка” и подчинение интересам западных элит общепланетарной политической и экономической ситуации”. Многие считают, что после падения СССР эта задача почти достигнута. Отсюда и ослабление завесы тайны.

Третьей мондиалистской организацией, занятой практической реализацией “нового мирового порядка”, была “Трехсторонняя комиссия”. Она названа так по числу основных участников, представляющих три геоэкономические зоны капиталистического мира — Американскую, Европейскую и Тихоокеанскую. Стратегической задачей “Трехсторонней комиссии” являлась и является окружение Евразии с трех сторон, удушение евразийского (ранее советского) лагеря экономическими и стратегическими средствами, установление сепаратных договоров с нейтральными геополитическими государствами, которые могли бы быть привлечены на сторону Запада в тактических целях. Одной из успешных операций “Трехсторонней комиссии” было вовлечение Китая в процесс либерализации на рубеже 80-х годов.

Долгое время главой всех трех организаций был один и тот же человек — банкир-иудаист Дэвид Рокфеллер, глава “Чэйз Манхеттен банка”. Он ключевая фигура CFR, а также первый председателем “Бильдербергского клуба” и инициатор создания “Трехсторонней комиссии”.

По свидетельству израильского журналиста Барри Чемиша “CFR был основан в 1921 семьей Рокфеллеров и включал в свое руководство богатейших людей мира — Меллон, Форд, Карнеги и т.д. Задачей этой организации было сокращение мирового народонаселения и уничтожение максимально большего числа маленьких государств для создания Мирового Правительства, контролируемого самыми хищными финансистами планеты”. После CFR инициатива агрессивного мондиализма передавалась “Бильдербергу” и “Трехсторонней комиссии”.

Вокруг Дэвида Рокфеллера постепенно сформировалась интеллектуальная элита мондиализма, наиболее яркими представителями которой стали Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер, участники и идеологи всех трех мондиалистских полусекретных групп. Они занимали в определенные периоды высокие посты в американской администрации, но значение их гораздо серьезнее. Именно в этом кругу и этими лицами, а также их аппаратом, разрабатываются основные стратегические решения, которые затем осуществляются через американскую политическую, военную и финансовую мощь при поддержки европейских держав, целиком и полностью зависящих от мондиалистского лобби.

Практически все президенты США (за исключением Рональда Рейгана) последних десятилетий были членами мондиалистских групп, их ставленниками и выполняли волю этих крайне сомнительных организаций.

2. Рассадник системного зла

Предупреждение в газете “День” 8-летней давности “об угрозе мондиализма” не возымело на советское руководство никакого действия, хотя окружение Горбачева заинтересовалось, кто скрывается под псевдонимом “Охотин” и попыталось выяснить источники моей информации, однако это вскоре отошло на задний план перед лицом драматических событий нашей истории.

В той же статье я указывал на наличие у меня в руках документа, который проливал свет на контакты некоторых советских ученых-системщиков с мондиалистскими организациями, в частности, я упоминал Институт Системных Исследований и его директора академика Гвишиани, который еще в 1980-м году фигурировал в текстах “Трехсторонней комиссии” как ее представитель при советском руководстве. Через него мондиалисты доводили до сведения членов Политбюро пояснения относительно некоторых своих действий (в частности, по поводу “китайской перестройки”). Так как наша перестройка уже шла в то время полным ходом и явно постепенно приобретала разрушительный, антигосударственный оборот, расследование деятельности мондиалистских организаций и их связей с советским руководством представляло собой важнейшую задачу для судеб народа и страны.

Тем не менее, на этот сигнал никак не отреагировали, и представители “Трехсторонней комиссии” (во главе с самим Дэвидом Рокфеллером) прибыли в 1991 году в Москву, где в Кремле встречались с советским Президентом и его окружением. На встрече присутствовал маршал Ахромеев, и не исключено, что его трагическая гибель как-то связана с этим эпизодом, ведь он оказался свидетелем очень важных контактов, возможно, предопределивших последующие трагедии, которые маршал Ахромеев, будучи искренним патриотом, не мог не предвидеть.

“Институт Системных Исследований” академика Гвишиани и его мондиалистская роль еще не раз проявляли себя в нашей новейшей трагической истории — истории предательства, пассивности и распада. Именно из этой организации вышел одиозный Борис Березовский, направленный на “АВТОВАЗ” по разнарядке Джермена Гвишиани. Самое интересное, что владелец фирмы “ФИАТ”, итальянец Джовани Аньелли, фактически основавшей “Жигули”, сам является одним из центральных активистов “Трехсторонней комиссии” и “Бильдербергского клуба” в Европе. Кстати, латинское слово “FIAT” — это намек на библейское “FIAT”, “Да будет!”. Так масонский символизм иронически подтрунивает над христианскими верованиями, считая архитекторов мондиализма, в свою очередь, “творцами”, по волшебству тайных лоббистских сетей созидающих “новый мировой порядок”.

Из “Института Системных Исследований” вышли и иные роковые персонажи “реформаторов” — в частности, тот же Егор Гайдар. Окружение Горбачева было пропитано мондиалистскими теориями, проистекающими из того же источника, и в конце 80-х его советник Шахназаров опубликовал открытый мондиалистский манифест под выразительным названием “Мировое сообщество управляемо”. Самое ужасное состояло в том, что симпатии мондиалистским концепциям и контакты с соответствующими западными организациями фактически изначально задавали реформам губительный, разрушительный курс — вместо того, чтобы усовершенствовать хозяйственный и социальный механизм России, сделать экономику более мобильной, а общество более открытым, т.е. в конечном счете, вместо того, чтобы усилить наши позиции, укрепить государство, гармонизировать общественные и национальные отношения, основной акцент был сделан на следовании абстрактным мондиалистским рецептам, вообще никак не учитывающим наши государственные и национальные интересы. А если вспомнить, что мондиалистские организации и были созданы для борьбы с Евразией и удушением Советского Союза, то такие связи и вовсе предстают в зловещем свете.

Именно мондиалистские структуры навязали руководству СССР, потом России самоликвидационные геополитические шаги, вовлекли в процентную паутину МФВ, поставили великую страну и великий народ в полную зависимость от жалких гуманитарных подачек Запада. Когда я перечитываю строки статьи “Угроза Мондиализма”, меня душит ярость. Неужели ответственные лица Советского Государства, тогда еще имевшие огромные полномочия, при наличии великого Государства и мощного силового аппарата (причем многие из них читали тогда уважаемую просвещенно-консервативную газету “День”) не могли принять к сведению изложенные в ней данные? И прореагировать заранее, не дожидаясь ни августа 1991, ни Беловежских соглашений, ни криминальной приватизации, ни расстрела Парламента, ни Чечни, ни расширения НАТО на Восток, ни бомбежек гражданских объектом братской Сербии? Ведь очень ограниченная группа мондиалистской агентуры и ответственна за проведение того самоубийственного курса, который завел нашу Родину в пропасть. Зачем нужны были эти мучительные годы медленного осознания, чтобы убедиться в правоте людей, искренне озабоченных судьбой своей страны и своего народа и обладающих достоверной информацией о готовящихся против нее злодеяниях? И этот текст, и геополитический учебник “Основы Геополитики”, изданный позже, и несколько сотен иных статей, написанных на сходные темы — все это сегодня наглядно, трагически подтверждается в кровавых преступлениях Запада против Сербии, когда истинное лицо архитекторов “нового мирового порядка” становится очевидным всем! Разве нельзя реагировать с опережением, а не с опозданием?

3. Новая шпионская поросль

Несмотря на то, что долгожданное прозрение русских неудержимо приближается, необходимо снова предостеречь ответственных лиц Государства и общественность относительно новых угроз со стороны мондиализма. Когда враг находится вовне и действует открыто, его распознать не сложно. Гораздо важнее предупредить опасность, не дать самому страшному свершиться. Угроза Мондиализма отнюдь не миновала, хотя кое-каких ошибок наш народ явно не повторит.

Необходимо заявить, что за время “реформ” уже новое поколение российских политиков установило с мондиалистскими структурами тесные отношения. Так, с “Трехсторонней комиссией” в данный момент тесно сотрудничает Григорий Алексеевич Явлинский, лелеемое дитя “демократии”, последняя надежда Запада на либеральный реванш в России. Глава “Яблока” посетил в марте 1998 года Берлин, где участвовал в работе сессии “Трехсторонней комиссии” вместе со старыми знакомыми — Дэвидом Рокфеллером, Генри Киссинджером, Збигневом Бжезинским, графом Отто Ламсдорфом и т.д.

Летом этого же года Явлинский посетил и центр Збигнева Бжезинского в США, где в открытом выступлении перед залом сотрудников ЦРУ и советологов (что почти одно и то же) фактически клялся в верности атлантистским ценностям, а позже удалился для беседы с глазу на глаз с самим Бжезинским, одним из самых яростных русофобов Запада, сторонником самых жестких мер против России. Вместе с Явлинским на заседании Трехсторонней комиссии выступал политолог Сергей Караганов, зам. директора Института Европы и председатель Совета по международной политики Администрации Президента.

Явлинский снова появляется на заседании “Трехсторонней комиссии” в Стокгольме 6-8 ноября 1998 г. на встрече европейского отделения этой мондиалистской организации. 8 ноября Явлинский участвует в обсуждении проблем финансового кризиса, а затем получает инструкции о желательной для мондиалистов позиции в отношении “Косовского кризиса”, обсуждению которого была посвящена вторая половина дня. В свете этого позиция “Яблока” в отношении Сербии, резко выпадающая из общепатриотического контекста, который объединил вчера еще непримиримых противников, становится вполне понятной. Мы имеем дело не просто с отечественным политиком, обладающим своеобразным взглядом на внутриполитические и внешнеполитические проблемы России, но с проводником мондиалистской идеологии, вообще ничего общего с нашими национальными и государственными интересами не имеющей, со ставленником зловещих и никем не избранных, олигархических и по сути антидемократических элит.

Но на этом нынешняя панорама мондиалистов в российской политике не заканчивается. Среди участников майской (14-17мая) встречи “Бильдербергского клуба” в 1998 году в Тернбэри (Шотландия) мы встречаем Анатолия Борисовича Чубайса. (Кстати, почетный председатель на этой встрече — тот же самый Джовани Аньелли). Факт своей принадлежности к Бильдербергской группе Чубайс публично признал в интервью программе “Итоги” 28 марта сего года. Так оказывается, что человек, отвечающий сегодня за Единую Энергетическую Систему России, принадлежит к тайной международной организации, заинтересованной исключительно в реализации планов мирового господства узкой группой теневой олигархической элиты Запада.

Здесь необходимо пояснить один момент: тот факт, что политик является сторонником “демократии” или “коммунизма”, “социалистического пути” или “рыночного” еще не может служить основанием для его причисления к мондиалистам. Люди могут ошибаться, и ошибаться, желая Родине и народу лишь блага. Пока достоверно не установлен факт прямых контактов со зловещими мондиалистскими центрами, лоббирования антинациональных интересов, подрывной деятельности в пользу нелигитимных элит иностранных держав, окончательное решение выносить рано. Но когда — как в случае Гвишиани, Березовского, Гайдара, Явлинского, Шахназарова и Чубайса — это очевидно и документально зафиксировано, вывод напрашивается однозначный. Подобным фигурам не место на политическом Олимпе суверенного российского Государства.

Сегодня многие говорят о политическом центризме, о национальном согласии. Под этой идеей есть серьезное основание. Но баланс в данном случае должен достигаться между национальными политическими силами, по-разному видящими наилучшее будущее России — между сторонниками социалистического и капиталистического пути. При этом позиции политиков и движений, уличенных в связях с мондиалистскими структурами, вообще не должны приниматься в расчет. Центризм возможен между разными флангами людей, солидарными хотя бы в том, что служат своей стране. Мнение агентов влияния посторонних геополитических сил, пятой колонны, мондиалистских диверсантов не может и не должно учитываться. Разве бывает центризм, основанный на компромиссе между верностью и предательством?

4. Под занесенным томагавком врага

Мы снова, как и 8 лет назад, стоим перед решающим выбором. Мы многое пережили и многое поняли за это время. Самое страшное: как много мы потеряли, как много упустили, как много предали. Но сейчас еще важнее не повторить эту ошибку, не поддаться на давление мондиалистских организаций, их агентуры влияния, на давление финансовых и военных кругов нашего извечного врага, стремящегося осуществить в планетарном масштабе свою адскую антиутопию — наглядными иллюстрациями которой являются трупы невинных детей, женщин, стариков, юношей и девушек братского балканского славянского народа.

Эта война — дело рук мондиалистов, архитекторов “нового мирового порядка”. Поддержать или даже послушать российских ставленников этой теневой планетарной олигархии, уже означает соучастие в кровавом преступлении.

Опять мы обязаны выбрать. Опять мы обязаны решить.

Неужели снова грозное предупреждение останется незамеченным, хотя трезвость и объективность, беспристрастность, в конце концов, нашего анализа, очевидна любому непредвзятому человеку?

Угроза мондиализма нависла над нами режущим томагавком войны. В такой ситуации пощадить предателя и диверсанта означает подписать самим себе смертный приговор.

 


Число прочтений: 2770
Посетитель Комментарий

Добавить комментарий
Имя:
Почта: не публикуется
  © www.bik-rif.ru 2010-2021