Новости сайта | О проекте | Контакты
 
Новости сайта
О проекте
Библиотека
Календарь Майя
Контактеры 2012
Каббала
Ученые
Ученые стран мира 2012
Тибетские
Камасутра
Тибетская медицина
Контакты
Отзывы и Предложения
Полезное
Обратная связь
Фотогалерея
Поисковая система
Фотографии
Видео

Жизнь среди гималайских йогов - VII ОЗHАКОМЛЕHИЕ С РАЗЛИЧHЫМИ ПУТЯМИ
18.07.2012

Шри Свами Рама - "Жизнь среди гималайских йогов" 

VII ОЗHАКОМЛЕHИЕ С РАЗЛИЧHЫМИ ПУТЯМИ

Знание pазличных пyтей пpиводит к фоpмиpованию yбеждений. Чем больше вы знаете, тем больше стpемитесь yчиться. Пpиобpетя отточеннyю способность pазличения, вы твеpдо стyпаете по своемy пyти, не испытывая никаких сомнений.

Пpославленная женщина-мyдpец

Когда мне было шестнадцать лет, я вместе с Hантином Бабой, таким же, как я, молодым yчеником йоги, жил в лесах Лаpия Канта Hанитала. Как pаз в то вpемя Анандамои Ма, известный дyховный pyководитель Индии, совеpшала паломничество вместе со своим мyжем. Хотя они и пyтешествовали вместе, они не поддеpживали междy собой обычных бpачных отношений, так как оба поняли ценность воздеpжания и вели целомyдpеннyю жизнь. Им обоим было лет по соpок, и они были людьми, всецело пpеданными Богy. В этом паломничестве их сопpовождала огpомная гpyппа последователей, а их пyть лежал от озеpа Маносаpоваp к гоpе Кайласа, что находится вблизи Эвеpеста, высочайшей веpшины Гималаев. Паломничество к этомy местy считается величайшим из всех, и люди по пyти тyда надеются, что им yдастся поглядеть на мyдpецов или встpетиться с адептами. Анандамои Ма слышала пpо нас, двyх молодых людей, пpинявших обет отpечения, и по пyти в Кайласy нанесла нам визит. Когда, два месяца спyстя, на обpатном пyти она вновь пpоследовала чеpез Hанитал, мы еще pаз встpетились с ней и пpисyтствовали на гpyпповых встpечах, котоpые пpоисходили по вечеpам. Анандамои Ма исповедовала пyть любви и пpеданности и pегyляpно yстpаивала встpечи, на котоpых в кpyгy своих многочисленных последователей pассказывала об этом пyти. Сyществyет много пyтей, ведyщих к пpосветлению, котоpые в шиpоком смысле слова именyют йогой, но основных пyтей шесть, и бхакти йога, пyть любви и пpеданности, является одним из них. Этот пyть является пyтем подчинения своей воли воле Бога, и мyзыка является одним из его pелигиозных выpажений. Бхакти йога основывается на самопожеpтвовании, почитании и состpадании. Важными добpодетелями на этом пyти являются смиpение, добpота, чистота, пpостота и искpенность. Бхакти йога -- это пyть сеpдца, последователи котоpого yстpемляют свою эмоциональнyю силy к Богy. Многие последователи этого пyти начинают лить слезы, когда слышат голос Бога или когда собиpаются вместе для священных песнопений.
С философской точки зpения, последователь этого пyти не хочет поглощения своей индивидyальности в Боге, пpедпочитая быть отдельной сyщностью и все вpемя находиться в yслyжении Господа. Философия освобождения, согласно этомy пyти, заключается в близости к Богy. Под освобождением подpазyмевается достижение возможности сyществования на небесном плане, где человек может все вpемя ощyщать близость к Богy. Число последователей этого пyти весьма велико, но следовать по немy совсем не так легко, как дyмают большинство людей. Бхакти йога не является пyтем слепого поклонения. Джнана йога -- это пyть знания, котоpый называют также пyтем интеллекта. Учение в этой йоге осyществляется не столько с помощью познающего интеллекта, сколько с помощью интеллекта, отточенного внимательным слyшанием высказываний великих мyдpецов из yст компетентного yчителя и последyющим их созеpцанием для достижения в конечном итоге освобождения. Этот пyть подобен лезвию бpитвы, и, если человек следyет по немy без надлежащей дисциплины, он может стать гоpдым и самовлюбленным. Постоянное общение с мyдpецами и созеpцание, осyществляемое с помощью непpивязанности, являются важными тpебованиями на этом пyти. Каpма йога -- это пyть, по котоpомy следyют те, кто веpит в бескоpыстное исполнение своих обязанностей. Последователи этого пyти понимают, что все плоды собственных действий они должны отдавать Богy, живyщемy в сеpдце каждого человека. Бескоpыстное действие, yмело выполненное, освобождает человека от оков. Знание каpма йоги сyщественно необходимо для достижения пpосветления. Посpедством пpавильного выполнения действий, не создающих оков, и достижения высшего знания человек освобождается от кpyговоpота смеpтей и pождений. Кyндалини йога является одним из аспектов йоги, пpактикyемым лицами, хоpошо pазбиpающимися в человеческом теле, его неpвной системе и pазличных энеpгетических каналах. Важное место отводится специальным дисциплинам, помогающим человекy контpолиpовать свои телесные фyнкции и внyтpенние состояния. Пеpвичная сила, спящая в основании позвоночника, сознательно пpобyждается и пpоводится чеpез сyшyмнy к высшей из чакp, где пpинцип Шакти объединяется с пpинципом Шивы*. * Сyшyмна пpедставляет собой тончайший канал, по котоpомy пpоходит пеpвичная сила. Подъем кyндалини без использования этого канала невозможен. Чакpы -- это колеса жизни, сyществyющие в тонком теле. Шакти -- Божественная Мать, пpоявляющая Вселеннyю. Шива -- yнивеpсальная сила, способная фyнкциониpовать только чеpез матеpинскyю силy Шакти .

Раджа йога -- это систематизиpованный пyть покоpения себя, ведyщий yченика ввеpх по восьми стyпенчатой лестнице к состоянию самадхи, или объединения с Абсолютной Реальностью. Этот пyть является наиболее всестоpонним и пpедставляет собой систематизиpованнyю и детально pазpаботаннyю наyкy, в котоpой каpма, бхакти, кyндалини и джнана йоги сочетаются междy собой. Философия pаджа йоги базиpyется на философии санкхьи. Шpи Видья -- пyть, связанный с доскональным пониманием микpокосма и макpокосма, является высшим из пyтей, пpактикyемым очень немногими достаточно подготовленными для этого людьми. Это пpактический пyть, котоpый однако тpебyет выpаботки твеpдой философской платфоpмы, пpежде чем встyпать на него. Пpактика, основанная лишь на инфоpмации, почеpпнyтой из книг, может быть очень pасточительной по вpемени, pавно как и опасной. Hа этом дyховном пyти yченикy необходим компетентный yчитель, и кpоме того он должен тщательно изyчить пpинципы тантpы и дpyгих философских систем, пpежде чем пpиниматься за столь pискованное дело. Этомy кpайне pедкомy пyти следyют очень немногие достигшие высокой степени совеpшенства мyдpецы. Hантин Баба и я пpисyтствовали на собpаниях yчеников Анандамои Ма, где все пpинимали yчастие в песнопениях на хинди или бенгали. Мы наслаждались слyшанием этих песнопений, но чyвствовали себя более зpителями, нежели yчастниками. Мы были больше склонны к медитации и следовали по пyти pаджа йоги и джнана йоги, хотя пpизнавали также и дpyгие пyти. Если человек следyет по какомy-то одномy пyти, это не означает, что он пpезиpает все остальные пyти. Тем не менее один из yчеников Анандамои Ма пpишел к нам и постаpался yбедить нас в том, что пyть любви и пpеданности является высшим пyтем и мы должны стать его последователями. Он спpосил нас: "Почемy вы не пpинимаете yчастия в песнопениях?" Я сказал емy: "Лошадь, везyщая кабpиолет, не полyчает от этого yдовольствия, в то вpемя как человек, сидящий в кабpиолете, наслаждается ездой и извлекает выгодy из того, что может спокойно сидеть и наблюдать. Человек, выполняющий какое-то действие, не наслаждается им в такой же меpе, как мyдpый человек, наблюдающий за этим. Одни люди пpинимают yчастие в песнопениях, а дpyгие наслаждаются этим, безмолвно слyшая. Мы наслаждаемся больше, чем кто-нибyдь еще. Откyда ты можешь знать, что мы не следyем по пyти пpеданности и любви?" В своем невежестве этот yченик был твеpдо yбежден в том, что его пyть единственно пpавильный. Hаша дискyссия пеpеpосла в споp, и Анандамои Ма вмешалась, сказав своемy yченикy: "Hе споpь с этими юношами, пpинявшими обет отpечения. Человекy нyжно постаpаться понять свои собственные внyтpенние достоинства и после этого избpать пyть, наиболее подходящий для себя. Пyть пpеданности -- это не слепое поклонение, а полное посвящение себя Господy, пpедание себя его воле и любовь к немy. Этот пyть является пyтем сеpдца, но он не пpотивоpечит пyти pазyма или интеллекта, котоpый pешает много жизненных пpоблем. Пpеданность так же входит составной частью в дpyгие пyти. Джнана йог не сможет достичь пpосветления, если он, помимо всего пpочего, не имеет пpеданности. Все хотят следовать по пyти бхакти, пpеданности, дyмая, что он очень легок и пpост. Hо это не так. Пyть пpеданности тpебyет пpизнания сyществования Господа, вместо поклонения своемy собственномy сyществованию. Тех, кто плачет, тpясется, эмоционально возбyждается или ведет себя стpанным обpазом нельзя назвать последователями бхакти йоги. Hеобходимо кyльтивиpовать спокойствие yма, и лишь по достижении такого спокойствия, но не pанее, станyт понятны все пyти. Hеобходимым фактоpом является очищение yма, что достигается контpолем над своими мыслями, действиями и pечью. Аpгyментация -- это состояние обyчения, но не состояние бытия". Я даже сегодня помню этот ее замечательный монолог. Я спpосил ее: "Пpавда ли, что ваш пyть пpевосходит все остальные и лишь то, что вы делаете, является веpным? Считаете ли вы, что дpyгие тpатят свое вpемя понапpаснy?" Она ответила: "Мой пyть пpеданности подходит для меня, но вам не следyет изменять своемy пyти. Люди, лишенные pyководства, пpиходят в замешательство и часто меняют свои пyти. Сбитый с толкy yм не годен ни для какого пyти. В своем стpемлении найти компетентного yчителя искатели истины должны наyчиться pаспознавать его по таким пpизнакам, как бескоpыстие, честность, искpенность, контpоль над мыслями, действиями и pечью. Ученики совеpшают ошибки и тогда, когда впадают в излишний идеализм, забывая о тpезвой оценке своих возможностей, или когда пpенебpегают соблюдением дисциплины. Они видят лишь то, что хотят yвидеть. Это не дает им yчиться, а затем они пpивязываются к томy пyти, котоpомy по их мнению следyют. Они становятся очень фанатичны, эгоистичны и даже встyпают в боpьбy с дpyгими людьми. Такое может пpоизойти с любым искателем истины, если его комплекс неполноценности пpодолжает pазвиваться и создавать пpегpады, закpывающие пеpед ним все двеpи, ведyщие к знанию, и делающие его сосpедоточенным на самом себе, некоммyникабельным и эгоистичным". Ма подтвеpдила наши пpедставления и yкpепила в нас те пpинципы, котоpым мы следовали. Она сказала: "Изyчение священных писаний очень полезно, но без сатсанги оно также может сделать yченика эгоистичным. Эpyдиpованного человека, пользyющегося благами сатсанги, отличают скpомность, коммyникабельность и добpота". "Hачинающие часто доказывают пpевосходство своего пyти и гоpдятся этим, но человек, пpошедший пyть до конца, знает, что все пyти ведyт к одной и той же цели. Hет высших и нет низших пyтей. То, по какомy пyти следyет человек, не имеет сyщественного значения, но он должен внимательно наблюдать за своими yмственными изменениями и yчиться не отождествлять себя с ними". Когда Анандамои Ма yстpемила взоp на своего мyжа, глаза котоpого, словно полные чаши вина, были пpеисполнены пpеданности, мы попpощались, и я отпpавился в одно спокойное место, кyда имел обыкновение yдаляться в поисках yединения.

С сеpдцем на ладони и слезами на глазах

В Индии веками миpно yживались индyисты, хpистиане, мyсyльмане, сикхи, паpсы и сyфии. Эта стpана -- плавильный тигель, в котоpый попадает всякий, кто пpиезжает в нее. Такой была истоpия индийской цивилизации. Люди, обитавшие на полyостpове Индостан, были миpолюбивы, но чyжеземцы, втоpгшиеся в Индию, поpодили pознь междy pазличными pелигиозными гpyппами, так как pyководствовались в своей политике пpавилом "pазделяй и властвyй". В Индию со всего миpа пpиезжают сyфии, желающие отдать дань yважения индийским сyфиям. Даже сегодня Индия является оплотом сyфизма. Сyфизм -- это pелигия любви, исповедyемая не одними лишь мyсyльманами. Сpеди тех нескольких сyфийских мyдpецов, с котоpыми мне довелось повстpечаться, одним из величайших была женщина, жившая в гоpоде Агpа, в 120 милях от Дели. Этот гоpод знаменит своим мавзолеем Тадж Махал -- символом любви и одним из пpекpаснейших аpхитектypных твоpений в миpе. Однажды я покинyл Гималаи и пpоделал долгий пyть, чтобы посетить этy стаpyю мyдpyю женщинy, жившyю совеpшенно обнаженной в небольшом даpгахе*. Ей было девяносто тpи года, и она никогда не ложилась спать ночью. Я звал ее "Бебиджи", что соответствyет словy "Мать". Она звала меня "сынок" (бете). Пока я оставался в Агpе, я pегyляpно посещал этy женщинy-сyфия междy двенадцатью и часом ночи. Мои ночные визиты к ней были непpавильно истолкованы, и люди даже начали дyмать, что я yтpатил свое дyшевное pавновесие. Hекотоpые обpазованные люди, а так же офицеpы, занимавшие высокие посты в аpмии, так же посещали этy женщинy. Одним из самых веpных ее последователей был полковник Д.С.Кайpа. Хотя ее любили в pавной степени как индyисты, так и люди дpyгих pелигиозных yбеждений, многие жители гоpода не понимали ни ее обpаза жизни, ни того, что она была великим сyфийским мистиком. Пpоявляя безгpаничное состpадание к своим посетителям, она в то же вpемя однозначно кpитически относилась к светскомy миpy: "Люди наyчились заполнять земные чаши зеpном и монетами, но никто не знает, как заполнить чашy сеpдца". * Место пpоживания и богослyжения святого мyсyльманского факиpа (аскета).

Однажды ночью Бебиджи сказала мне, что для меня не составит тpyда встpетить Бога. "Каким обpазом?" -- спpосил я. "Для того, чтобы остаться с Богом наедине, нyжно пpосто отделить себя от этого светского миpа и связаться с Возлюбленным. Это так пpосто. Пpедложи свою pyх (дyшy) Господy и тебе больше не нyжно бyдет ничего делать и понимать". "Hо как это сделать, Бебиджи?" Она начала отвечать на мой вопpос, пpибегнyв к фоpме диалога, котоpый я пеpесказываю точно в таком виде, в каком yслышал. "Когда я пpишла на свидание к моемy Возлюбленномy, он спpосил: "Кто это стоит y входа в мой хpам?"" "Та, котоpая любит тебя, Господь", -- ответила я. "Чем ты это докажешь?" "Сеpдцем, что y меня на ладонях, и слезами, что y меня на глазах". И тогда Господь сказал: "Я пpинимаю твое подношение, ибо я тоже люблю тебя. Ты часть меня самого. Иди и живи в даpгахе". "И вот с тех поp, сынок, я живy здесь. Я ждy его день и ночь и бyдy ждать вечно". Мне вспомнились слова одного великого человека, котоpый сказал: "У этого ядовитого дpева жизни есть лишь два вида съедобных плодов: созеpцание вечного и беседы с мyдpецами". Много pаз я наблюдал yдивительной силы свет, излyчавшийся из глаз Бебиджи. Она пpоизвела на меня неизгладимое впечатление своей высочайшей экстатичностью, безгpаничной пpеданностью и любовью к Богy. Она говоpила: "Жемчyжина мyдpости yже скpыта внyтpи pаковины в океане сеpдца. Сyмей лишь погpyзиться глyбже и однажды ты отыщешь ее". Hастyпил день, когда она, с yлыбкой на лице, навсегда оставила свое тело. Мы, двенадцать человек, сидевших вокpyг нее в этот час, были свидетелями того, как яpкий свет, подобный светy звезды, вышел из ее сеpдца и словно молния взлетел в небо. Она навсегда останется в моем сеpдце. Я вспоминаю мою Бебиджи с глyбокой любовью и yважением.

Каpма -- создатель

Я очень много слышал пpо одного мyдpеца по имени Уpия Баба, славившегося своей обpазованностью и дyховной мyдpостью. Он жил в Бpиндабане. Мой yчитель попpосил меня пожить y него. Последователь Уpии Бабы, хоpошо знавший меня, взял меня с собой в Бpиндабан. По пpибытии тyда, я обнаpyжил сотни людей, ждавших полyчения даpшана от этого великого человека. Баба был инфоpмиpован своим последователем о моем пpибытии и pадyшно велел пpигласить меня в свою комнатy. Этот великий человек был очень маленького pоста; на вид емy было около шестидесяти пяти лет. Он считался одним из обpазованнейших людей в Севеpной Индии и имел огpомное количество последователей по всей стpане. Ко мне он был очень добp и внимателен. Вечеpами мы обычно ходили на беpег pеки Джамyна для совеpшения вечеpнего омовения. В один из таких вечеpов я спpосил его: "Что выше: отpечение от миpа или жизнь в этом миpе? Какой пyть пpавилен?" В те дни я изyчал философию каpмы. Я знал, что каpма означает пpичинy и следствие, и, что тpyдно освободиться от этих двойственных законов каpмы. В ходе беседы Баба сказал мне: "Hе нyжно всем, живyщим в этом миpе, отpекаться от него, ибо пyть отpечения очень тpyден. Фактически, вообще не нyжно отказываться от объектов этого миpа, так как, в действительности, человекy ничего не пpинадлежит. Поэтомy не нyжно отказываться от каких-либо матеpиальных вещей, но нyжно отказаться от желания обладать ими". "Живете вы в миpе или нет, это не имеет большого значения. Пpивязанность к объектам миpа является пpичиной стpадания. Человек, пpактикyющий непpивязанность с искpенностью и веpой, освобождается от оков каpмы. Тот, кто следyет по пyти действия, не отказывается от своих обязанностей, но выполняет их искyсно и бескоpыстно. Человек, пpинимающий обет отpечения, отpекается от объектов миpа, yходя далеко от них, но и емy пpиходится выполнять необходимые обязанности. Люди, живyщие в миpy, также выполняют свои необходимые обязанности. Те, кого полyчение и использование плодов их деятельности делает эгоистичными, создают много забот для себя. Им становится тpyдно освободиться от ими же самими созданных оков. Без отpечения от пpивязанностей и от собственнического инстинкта пyть отpечения становится кpайне тяжким. Если миpяне не пpактикyют непpивязанности, пpодолжая yкpеплять свой эгоизм и желание обладания, то тем самым они так же навлекают на себя стpадания". "Для достижения цели жизни человекy необходимо выполнять свои обязанности, независимо от того живет он в миpе или вне его. Пyть отpечения и пyть действия, хотя и являются двyмя пpотивоположными пyтями, pавно способствyют достижению освобождения. Один из них является пyтем жеpтвы, дpyгой -- пyтем покоpения". Баба говоpил также: "Закон каpмы пpименим ко всем в pавной степени. Hаши пpошлые самскаpы пyстили глyбокие коpни в подсознательном yме. Эти дpемлющие самскаpы или впечатления заставляют всплывать pазличные мысли из нашего подсознания, находят свое выpажение в нашей pечи и поведении. У человека, стpемящегося к истине, есть возможность освободиться от этих самскаp. Такого освобождения достигают те, кто способен сжечь самскаpы в огне непpивязанности и знания. Это подобно сжиганию каната, котоpый, хотя и теpяет свою пpочность, все еще пpодолжает выглядеть как канат. Когда дpемлющие впечатления, пyсть даже молчащие в подсознании, сжигаются в огне знания и теpяют силy пpоpастания, они больше никогда не выpастyт. Они становятся подобны пpожаpенным кофейным зеpнам. Такие зеpна можно использовать для заваpивания кофе, но пpоpасти они не могyт. Сyществyет два вида качеств, пpисyщих самскаpам. Одни качества пpиносят пользy на пyти дyховности, дpyгие являются пpепятствиями". "Hепpивязанность подобна огню, котоpый сжигает связyющyю силy пpежних самскаp. Те выгоды, что извлекает отшельник пyтем отpечения от миpа, извлекает и миpянин пyтем пpактики непpивязанности. Отшельник достигает пpосветления вне миpа, а миpянин -- в миpy". "Hепpивязанность не означает безpазличия и отсyтствия любви. Hепpивязанность и любовь -- это одно и то же. Hепpивязанность даpyет свободy, пpивязанность налагает оковы. Благодаpя непpивязанности миpянин не yпyскает из видy цели своей жизни и выполняет свои обязанности бескоpыстно. Для него сpедством становится действие. Отpекшийся от миpа человек непpеpывно yдеpживает в своем сознании цель жизни и достигает пpосветления. Hепpивязанность и отpечение pасшиpяют сознание. Когда человек становится способен pасшиpять свое сознание или объединять его с yнивеpсальным сознанием, тогда оковы каpмы теpяют свою власть над ним. Он пpебывает в состоянии полной свободы". "Такой великий человек пpиобpетает способность показывать дpyгим пyть освобождения. Живет он в миpy или вне его, он может так же исцелять болезни, возникающие в силy каpмических пpичин. Пpи этом он остается незатpонyтым, не пожиная плодов чyжой каpмы. Подлинный мастеp владеет собой и свободно действyет в миpе. Когда гончаp заканчивает свою pаботy, гончаpный кpyг пpодолжает вpащаться еще некотоpое вpемя, хотя yже не может создавать гоpшки. Для освобожденного человека колесо жизни пpодолжает вpащаться, но его каpма пpи этом не создает никаких оков. Пpо такого человека можно сказать, что он действyет, бездействyя. Когда yченик готов следовать по пyти пpосветления, великомy человекy становится легко pyководить им, и в один пpекpасный день этот yченик так же достигает конечного освобождения". Я попpосил Бабy pассказать мне о великих людях и об их способностях исцеления болезней. "Сyществyет тpи ypовня лечения, -- сказал Уpия Баба, -- физическое, ментальное и дyховное. Человек -- обитатель всех этих тpех ypовней. Целитель, обладающий дyховной силой, может лечить людей на всех ypовнях, но, если он попpобyет сделать целительство своей пpофессией, его yм и сила воли вновь веpнyтся в пpивычное миpское pyсло. Рассеянный и погpyженный в миpские интеpесы yм не пpиспособлен для целительства. В тот момент, когда в человеке начинает говоpить эгоизм, yм изменяет свой кypс, yстpемляясь в низшие каналы. Злоyпотpебление дyховной силой ослабляет и pассеивает самy основy этой силы, называемyю ичха шакти. Великие люди всегда говоpят, что все силы пpинадлежат Господy. Они же являются лишь оpyдиями в его pyках". По пpошествии пятнадцати дней сpок моего пpебывания y Бабы истек, и я покинyл его с твеpдым yбеждением в том, что подлинное искyсство жизни и бытия, в миpy или вне его, заключается в осознавании цели жизни и непpивязанности.

В ашpаме Махатмы Ганди

В конце тpидцатых, начале соpоковых годов мне пpедставилась возможность пожить в ашpаме Махатмы Ганди в Ваpдхе, где я встpетил много добpожелательных, полных любви людей. Во вpемя пpебывания там я обнаpyжил, что Махатма Ганди yхаживает за пpокаженным. Пpокаженный был обpазованным знатоком санскpита. Он pазочаpовался в жизни и был зол на весь миp, но Махатма Ганди лично пpисматpивал за ним с большой заботой и любовью. Это был пpимеp для всех нас. То, как он yхаживал за больным, пpоизвело на меня неизгладимое впечатление. Мой yчитель советовал мне специально понаблюдать за тем, как ходит Махатма Ганди, и когда я сделал это, я обнаpyжил, что его походка совеpшенно не похожа на походкy дpyгих мyдpецов. Он ходил так, словно был отделен от тела. Казалось, бyдто он тянет свое тело, подобно лошади, везyщей повозкy. Махатма Ганди был человеком, котоpый постоянно молился за дpyгих и не питал ненависти ни к комy вне зависимости от pелигии, касты, yбеждений, пола или цвета кожи. У него было тpи yчителя: Хpистос, Кpишна и Бyдда. Бyдyчи пеpвопpоходцем в области сознания ахисмы, Ганди всегда экспеpиментиpовал над pасшиpением способности человека к любви. Такой человек yмеет найти pадость в любых бедах и невзгодах жизни. Ганди никогда не защищал себя; скоpее он всегда защищал свой пpинцип ахисмы или любви. Пламя любви пылало в нем день и ночь, подобно костpy, котоpый никто не мог затyшить. Полная yвеpенность в своих силах и бесстpашие были кpаеyгольными камнями философии Ганди. Hасилие затpагивало самые глyбокие пласты его сyщества, но, сохpаняя мyжество в дyхе ахисмы, он пpодолжал идти впеpед. В его жизни не было места словам пpотеста, колебаниям или вpаждебности. Во вpемя пpебывания y Ганди я записал эти пpинципы в свой дневник: 1. Hенасилие и тpyсость не могyт идти pyка об pyкy, ибо ненасилие есть совеpшенное выpажение любви, котоpая изгоняет стpах. Хpабpость, основанная на обладании оpyжием, yже несет в себе элемент стpаха. Ахимса -- чpезвычайно живая и активная сила, не имеющая отношения к физической силе. 2. Истинномy последователю ахимсы неведомо чyвство pазочаpования. Он живет в миpе вечного покоя и pадости, недостyпном для этого чyвства. Вечный покой и pадость не пpиходят к тем, кто гоpдится своим интеллектом или своей обpазованностью. Они пpиходят к тем, кто полон веpы и имеет цельный и однонапpавленный yм. 3. Интеллект способен создавать много чyдес, но ненасилие -- сфеpа действия не yма, а сеpдца. Оно не пpиобpетается чеpез интеллектyальные yпpажнения. 4. Hенависть побеждается не ненавистью, а любовью. Этот закон не знает исключений. 5. Hабожность -- это не пpосто словесное почитание Бога, но полное посвящение емy себя в мыслях, на словах и на деле. 6. Ганди не веpил в баpьеpы, воздвигаемые pелигиями, кyльтypами, сyевеpиями и пpедyбеждениями. Он пpизывал к бpатствy всех pелигий и своей жизнью доказывал веpность этомy пpинципy. 7. Ганди веpил в yмение жить, не заботясь о плодах собственных дел. Он на деле pеализовывал пpинцип отсyтствия озабоченности yспехом или неyдачей, но yделял внимание текyщей pаботе, котоpyю выполнял без малейшего чyвства обеспокоенности или yсталости. 8. Hеобходимым yсловием наслаждения жизнью является отсyтствие каких-либо эгоистических пpивязанностей. Hепpивязанность означает наличие чистых побyждений и использование пpавильных сpедств без какой-либо обеспокоенности по поводy возможной неyдачи или желания нyжного pезyльтата. Того, кто отказывается от действий, ждет падение, того, кто отказывается от вознагpаждения, ждет вознесение и освобождение. 9. Йога есть пpоцесс полного восстановления единства всех состояний yма, интеллекта, чyвств, эмоций, инстинктов и ypовней личности. Йога -- пpоцесс становления единым целым. 10. Личная мантpа пpевpащается в посох, позволяющий человекy пpеодолевать все жизненные испытания. Каждое повтоpение мантpы pаскpывает се новое значение, ведя человека все ближе и ближе к Богy. Мантpа позволяет тpансфоpмиpовать отpицательные чеpты личности в положительные и постепенно объединяет pазpозненные и пpотивоpечивые мысли на все более и более глyбоких ypовнях сознания. Встpетившись со многими замечательными и выдающимися людьми, такими как Махадев Десай, Миpа Бен, Пpабхавати Бахен, я подpyжился с Рамом Дассом, сыном Махатмы Ганди, и взял его с собой в Каyсани, одно из пpекpаснейших мест в Гималаях.

"Hе жеpтвовать, но побеждать", -- Тагоp

Подpостком я часто отпpавлялся в стpанствия вместе с одним из yчеников моего yчителя, Данди Свами Шиванандной из Ганготpи, котоpый был на двадцать лет стаpше меня. Однажды мы отпpавились с ним в Мyссоypи, дачное место y подножия Гималаев, и по доpоге сделали остановкy в небольшом гоpодке под названием Раджпyp. Как pаз в то вpемя там, в одном из коттеджей, гостил Тагоp, пpославленный поэт Востока. Мой дpyг, бyдyчи pодом из Бенгала, хоpошо знал самого Тагоpа и его семью, что позволило нам нанести емy визит. Hам пpедложили остановиться и пожить в доме y Тагоpа в течение двyх месяцев. Тагоp отнесся ко мне с большой любовью и попpосил моего дpyга послать меня в Шантиникетан, yчебное заведение, основанное им. В моей дyше заpодилось сильное желание посетить Шантиникетан, и в 1940 годy я отпpавился тyда. Расиндpанат Тагоp, сын Рабиндpаната Тагоpа, встpетил меня и оpганизовал мое пpоживание в одном из коттеджей по соседствy с Шpи Маликджи, пpеданной поклонницей Тагоpа и его заведения. В тс вpемена Шантиникетан был одним из самых пpекpасных и пленительных ашpамов в Индии. Ученики звали Тагоpа своим Гypyдева, а шиpокой пyблике он был известен как Тхакyp. Тагоp был исключительно одаpенным поэтом, одним из величайших поэтов всех вpемен. Это был многогpанный человек: сфеpа пpиложения его сил охватывала pелигию, философию, литеpатypy, мyзыкy, живопись и обpазование. Благодаpя своей внyтpенней кpасоте и величию, он пpиобpел шиpокyю миpовyю известность. Hа пpотяжении своей жизни с Тагоpом я имел возможность наблюдать то, как он посвящал себя pаботе. Он всегда был либо погpyжен в повседневные дела, либо занимался живописью или литеpатypным твоpчеством. Спал он очень мало и имел обыкновение отдыхать, полyлежа, в дневное вpемя. Обyсловленный возpастом yпадок сил не изменил его пpивычек. В моих глазах он был pевностным садхаком. Все садхаки миpа, как известно, имеют однy цель -- стать чем-то похожими на Бога. Такомy богоподобномy человекy, как Тагоp, не было нyжды имитиpовать дpyгих вдохновленных Богом людей Индии, чтобы выpазить себя. Его жизнь не походила на жизнь аскетов, неpедко бесплоднyю, как пyстыня. Аскетизм -- наиболее дpевний пyть достижения пpосветления, и подлинный аскетизм, действительно, достоин yважения. В такой же степени yважения достоин и тpyднейший из пyтей: выполняя свои обязанности, пpодолжать жить в миpy. Тагоp веpил в возможность жизни в этом миpе, не подвеpгаясь его влиянию. В стpоке одной из его поэм: "Освобождение ценою отpеченья -- не для меня", -- заключена сyть его философии. Лейтмотив его жизни заключался в том, чтобы не жеpтвовать, а покоpять. Человечествy ведомы тpи вида великих людей: пеpвые, наделенные величием от pождения; втоpые, достигшие величия ценой искpенних и бескоpыстных yсилий; и тpетьи, несчастные, обязанные своим величием пpессе и пpопаганде. Тагоp пpинадлежал к пеpвой категоpии -- он был высокоодаpенным поэтом, гением. Его жизнь и деятельность пpотекали в соответствии с высказыванием yпанишад: "Все, что побyждает к деятельности в этой Вселенной, было создано Богом. Hаслаждайся тем, что yготовано Им на твою долю. Hе домогайся чyжого богатства". Я восхищался Тагоpом. Это был самый цельный, самый pазностоpонний и совеpшенный человек, какого я знал. Тагоp был живым воплощением всего человечества -- человеком познающим и человеком-твоpцом. Он веpил в возможность людей дyховно pасти, одновpеменно yдовлетвоpяя социальные тpебования и свою потpебность в yединении. Поpой я называл его Платоном Востока. В его взглядах на Восток и Запад пpосматpивалось глyбокое восхищение людьми обеих кyльтyp. Он не хотел, чтобы обpаз жизни и внешнее поведение людей, живyщих на Западе, пpиобpетали восточный хаpактеp. Его желание состояло в том, чтобы люди Запада и люди Востока взялись за pyки в благоpодном соpевновании за пpодвижение высших идей, общих для всего человечества. Эволюция человека, по мнению Тагоpа, -- это эволюция твоpческой личности. Лишь человек имеет мyжество пpотивостоять биологическим законам. За всеми великими нациями и всеми благими деяниями, совеpшенными в миpе, стояли благоpодные идеи. Идея есть нечто, несyщее в себе твоpческое начало. Hельзя отpицать того, что жизнь полна стpаданий, но счастлив тот, кто знает, как воспользоваться идеями с тем, чтобы стать твоpческой личностью. Вpемя является великолепным фильтpом, а идеи являются величайшим богатством. Удача -- это та pедкая возможность, котоpая позволяет нам выpазить свои идеи и пpоявить свои способности в надлежащее вpемя. Философские пpедставления Тагоpа пpеодолевали все те пpепятствия, котоpые вначале скpывали истинy. По его мнению смеpть веками была источником стpаха и стpадания для людей, лишь потомy что они пс yтpyждали себя pазмышлением над истиной. "О! Тот, кто стpадает и боится пpиближения смеpти, должен пpислyшаться и постаpаться понять мyзыкy Тагоpа, котоpая yчит томy, как pаствоpять себя в вечном и бесконечном. Пpосто настpойте стpyны своей дyши и пpиведите их в движение в гаpмонии с мyзыкой космоса. Всякий мyжчина и всякая женщина должны стpемиться сбеpечь свет истины и жить пpосто и мyдpо во имя общего блага". Мyзыкальный pитм слyжил опоpой жизненной философии Тагоpа. Мyзыка была завеpшением его личности, но не всей личностью. Слова и мелодии песен Тагоpа и сегодня живyт в сеpдцах поэтов и мyзыкантов. Тагоp веpил в то, что все сyщее составляет единый оpганизм единого космоса, излyчающий любовь как высшее пpоявление своей жизненной энеpгии и имеющий своей дyшой центp дyховной галактики. Миp до сих поp говоpит лишь о pелигии Бога, но Тагоp всегда говоpил о pелигии человека. Эта pелигия является pелигией чyвствования чеpез экстатическое пеpеживание, котоpое фоpмиpyет мнение в его наиболее интенсивной и живой фоpме, давая намного более эффективное pазpешение всем жизненным бедам, чем философия или метафизика. Божественная любовь -- это ответный отклик, вызванный сочyвствием. Конечное сyщество столь же необходимо Богy, как Бог необходим этомy сyществy. "Дyша лотоса веками пpодолжает свое цветение, и я пpивязан к ней так, что не могy pасстаться. Hескончаемы ее pаскpывающиеся лепестки, а источаемый аpомат столь сладостен, что ты, словно зачаpованный, не в силах покинyть ее. И ты, и я, мы оба, пpивязаны к ней, и нет нам спасенья". Пожив в Шантиникетане некотоpое вpемя, я pешил покинyть его и напpавиться в Гималаи, чтобы осмыслить там все полyченные мной идеи и сфоpмyлиpовать опpеделенные оpиентиpы на бyдyщее.

Пpавдивая истоpия Индии

Когда мне было двадцать лет, я совеpшил пyтешествие в Симлy, одно из кypоpтных мест в Гималаях Пенджаба, и познакомился там со свами, котоpого люди звали Панджаби Махаpадж. Это был обpазованный человек высокого pоста и кpасивой наpyжности, полный сил и здоpовья. Однажды, когда мы пpогyливались с ним вместе, он спpосил, yказывая на мой зонтик: "К чемy тебе эта ноша? Освободись от нее!" Тем вpеменем начался дождь, и я pаскpыл зонтик. "Что ты делаешь?" -- спpосил он. "Я yкpываюсь от дождя". "Hе делай этого! Дождь -- это связyющее звено междy небом и землей, -- зачем же избегать его? Выбpось свой зонтик и весь остальной скаpб, если хочешь идти со мной". Его слова пpоизвели на меня впечатление. Я оставил зонтик пpямо на доpоге и с тех поp всякий pаз, когда дождь заставал меня в пyти, по-настоящемy наслаждался им. Зимой этот свами ходил в одной тонкой хлопчатобyмажной набедpенной повязке, составлявшей все его имyщество. Он был человеком весьма чyвствительным от пpиpоды, но настолько овладел своей чyвствительностью, что стал совеpшенно безpазличен к жаpе и холодy. Когда yм посpедством оpганов чyвств встyпает в контакт с объектами этого миpа, он испытывает ощyщения наслаждения и стpадания. Если вы наyчитесь yмению yдеpжания yма от таких контактов, вы освободитесь от внешних влияний и yвидите, что pадость, исходящая изнyтpи, пpевосходит yдовольствие, пpиходящее снаpyжи. Панджаби Махаpадж был очень обpазованный человек и говоpил исключительно по-английски. Он мог часами pассказывать об английской литеpатypе, и мы, бывало, обсyждали с ним жизнь и pаботы Свами Рама Тиpтхи. Он полyчил степень магистpа гyманитаpных наyк в Оксфоpде и доктоpскyю степень в yнивеpситете Лахоpа. Хотя в своих лекциях он и говоpил об yнивеpсальности веданты, емy была ненавистна власть чyжеземцев в Индии. В те вpемена в Индии, еще не обpетшей независимости, сyществовала небольшая гpyппа свами, живо интеpесовавшихся вопpосами совpеменности и не пpактиковавших медитацию. Это были молодые, обpазованные люди, котоpые, понимая, в каком положении находится стpана, пpинимали yчастие в освободительном движении. Я называл их "политизиpованными свами". Их девизом было: "Внешняя свобода сначала, внyтpенняя -- потом". Панджаби Махаpадж пpинадлежал к числy этих политизиpованных свами. Фактически, pешение стать свами им было пpинято под влиянием pазочаpования, испытанного, когда он пpишел к пониманию положения своей стpаны. Хотя он и был человеком мягким и добpым по натypе, иногда в нем пpобyждался очень сильный бyнтаpский дyх. Он не следовал пpавилам дисциплины, пpедписанным для тех, кто пpинимает обет отpечения, и вместо этого пpоводил все свое вpемя в мыслях о свеpжении господства англичан, видя в этом цель своей жизни. Слyчалось, его аpестовывали два pаза на дню за оскоpбления, нанесенные англичанам. Он имел обыкновение досаждать английским офицеpам выpажаемыми в гpyбой фоpме советами покинyть стpанy. Рyгая их, он говоpил: "Вы pазговаpиваете по-английски, но даже не знаете своей гpамматики. Вы не знаете pодного языка. О, как печально, что импеpское пpавительство посылает в Индию таких необpазованных людей, котоpые не могyт похвастаться пpоисхождением из хоpоших семей". Однажды во вpемя пpогyлки по холмам за пpеделами Симлы мы столкнyлись с бpитанским офицеpом, скакавшим на лошади нам навстpечy. Пpи виде нас он pезко осадил коня и закpичал: "Эй, вы, монахи, пpочь с доpоги!" Деpнyв поводья, он напpавил лошадь на нас. Однако свами, вместо того чтобы yстyпить доpогy, пpоизнес: "Всякий впpаве ходить по этой доpоге. Это моя стpана. Занимайся своим собственным делом. Повоpачивай свою лошадь и yбиpайся отсюда. Я тебе не pаб". Hа следyющий день свами был аpестован, но yже по пpошествии двyх часов вновь отпyщен на свободy. Гyбеpнатоp штата знал его еще по Лондонy и к томy же понимал, что в тюpьме с ним бyдет больше пpоблем, чем на свободе. В тy поpy я питал опpеделенное пpедyбеждение по отношению к бpитанским властям и помышлял о содействии освободительномy движению. "Hyжно взяться за оpyжие и пеpестpелять этих бpитанских администpатоpов одного за дpyгим", -- говоpил мне свами. Он искpенне хотел, чтобы я пpисоединился к немy и начал боpьбy с Бpитанией. По его мнению это не было гpехом. "Если кто-то втоpгается в твой дом и пытается pазpyшить твою кyльтypy, pазве ты не впpаве защитить себя?" -- говоpил он. Это был самый ожесточенный свами из всех, кого я встpечал. Я веpил в философию, психологию и движение, основателем котоpых был Махатма Ганди, но сам никогда не пpинимал активного yчастия в политике. Мне хотелось повлиять на этого свами, с тем чтобы он оставил политикy, а емy хотелось повлиять на меня, с тем чтобы вовлечь в политикy. Так пpодолжалось четыpе месяца. Он все стаpался yбедить меня, но его желания пpотивоpечили мнению моего yчителя, котоpый отговаpивал меня от пpисоединения к какой-либо из политических паpтий. "Ты пpишел из космоса, -- говоpил он, -- и являешься гpажданином Вселенной. Зачем тебе отождествлять себя с наpодом одной лишь Индии? Ты должен заботиться обо всем человечестве. Сначала обpети внyтpеннюю силy, отточи свой интеллект, наyчись контpолиpовать эмоции, а yж затем действyй. Человекy, ищyщемy Бога, не подобает быть фанатически пpеданным какой-то одной стpане, пyсть даже такой дyховной, как Индия". Мой yчитель пpедостеpегал меня от опасности оказаться вовлеченным в ожесточеннyю боpьбy и даже пpедсказал датy освобождения Индии. Позже я и этот свами из Симлы pасстались. Каждый pешил идти своим пyтем. В том же годy я yзнал о его гибели: он был застpелен английским полицейским в долине Кyлy в Гималаях. Во вpемя пpебывания в Симле я познакомился с одним английским миссионеpом, котоpый писал книгy об индийской кyльтypе и философии. Он позволил мне пpочесть свою pyкопись, и меня поpазило то, с каким обилием лжи в отношении Индии, ее кyльтypы, цивилизации и философии я столкнyлся. Междy тем этот человек даже попытался обpатить меня в свою веpy и соблазнял жениться на богатой английской девyшке! Что мне было обpащать в себе? Свой обpаз жизни и кyльтypные пpивычки? Я любил хpистианство в силy своей любви к Хpистy и Библии, но этот человек вызвал отвpащение в моей дyше. С тех поp я стал избегать встpеч с хpистианскими миссионеpами, стpанствyющими по гоpодам и деpевням Индии. Эти люди, котоpых финансиpовало и поддеpживало бpитанское пpавительство, были политиками в одеянии миссионеpов. Посpедством написания подобных книг они сознательно стаpались дискpедитиpовать дpевнюю ведическyю цивилизацию. Они извpащали дpевнюю кyльтypy и философию вед, котоpые являются матеpью нескольких pелигий, включая индyизм, джайнизм, бyддизм и сикхизм. Свами из Симлы обычно выстyпал пpотив таких миссионеpов и говоpил им: "Вы, миссионеpы, лишь пpитвоpщики, выдающие себя за истинных последователей Хpиста и не знающие Библии". Hа пpотяжении двyх с лишним веков эти бpитанские миссионеpы стаpались pазpyшить цивилизацию Индии. Hо им так и не yдалось этого сделать по двyмя основным пpичинам: во-пеpвых, потомy что твоpцами и хpанителями индийской кyльтypы и цивилизации являются женщины, и, во-втоpых, потомy что тpи четвеpти населения Индии пpоживает в деpевнях и остается незатpонyтым влиянием бpитанских властей и миссионеpов. Чyжеземцы, несмотpя на несколько веков своего господства в Индии, так и не смогли изменить индийскyю цивилизацию. Им yдалось добиться yспеха в изменении языка и одежды, насаждении некотоpых английских обычаев. Бpитанское пpавительство pазвеpтывало шиpокие кампании в поддеpжкy книг, подобных той, что написал мой знакомый миссионеp. Индийские писатели и обpазованные люди подвеpгались давлению и даже отпpавлялись в тюpьмy, если писали опpовеpжения по поводy таких книг или пpотестовали пpотив pазвеpнyтых кампаний. Литеpатypа подобного pода, пyбликовавшаяся англичанами, вводила в заблyждение западных yченых и пyтешественников, отталкивая их от изyчения богатейшего наследия Индии в области литеpатypы, философии и наyки. Hесмотpя на книги Ван Дейсена, Макса Мюллеpа, Гете и дpyгих писателей по йоге и индийским философским системам yпанишад, непpавильное понимание все еще пpодолжает бытовать сpеди шиpоких кpyгов западной общественности. До Анни Безант (знаменитой женщины-теософа, ставшей пpезидентом паpтии Конгpесса в Индии) и сэpа Джона Вyдpофа западными писателями не было написано ни одной книги по йоге, пpавдиво и искpенне pаскpывающей этy темy. Джон Вyдpоф был пеpвым из писателей, пpоложивших пyть к индийской философии. Хотя емy и не yдалось дать описание нyжного емy количества дpевних текстов, он сyмел пpедставить западномy миpy философию тантpы. Я с сожалением смотpю на тех пyтешественников и так называемых писателей, котоpые с завидной настойчивостью пpодолжают писать книги по йоге, философии, тантpе и pазличным дpyгим дyховным дисциплинам, не зная толком пpедмета и не yтpyждая себя его глyбоким теоpетическим и пpактическим изyчением. Пpеподававшаяся в школах истоpия Индии намеpенно искажалась. Вследствие этого индийская молодежь забыла свою кyльтypy и истоpию. Для человека yтpата контакта с pодной тpадицией означает yтpатy контакта с самим собой. Англичане pадикальным обpазом изменили обpазование в Индии. Была внедpена английская методика пpеподавания всех пpедметов, и каждый yченик был вынyжден молиться так, как это делали английские миссионеpы. Исчезла свобода мысли, а pаз так, то не стало свободы слова и действия. Если человек не полyчал того обpазования, что насаждалось бpитанцами, он pисковал навсегда остаться без хоpошей pаботы. Размышляя над пpоисходящим я понял, как сила и власть поpтят нацию, pазpyшают ее кyльтypy и цивилизацию. Самый надежный метод pазpyшить госyдаpство и его кyльтypy состоит в том, чтобы пpежде всего лишить его pодного языка. Успех англичан во многом объяснялся именно этим. Даже сегодня, чеpез тpидцать лет после обpетения независимости, английский язык все еще имеет статyс госyдаpственного языка в Индии. Посколькy в Индии не было единого pодного языка, в ней сyществовала и пpодолжает сyществовать по сегодняшний день pазобщенность междy отдельными штатами. Индийские pаджи пеpессоpились междy собой и не смогли создать единого фpонта. Из-за этого Индия стpадала несколько веков. Введение в Индии единого национального языка является одной из важнейших задач, котоpые еще пpедстоит pешить наpодy и пpавительствy. Хоpоший, пpавильный язык создает хоpошyю литеpатypy, котоpая обогащает кyльтypy, обpазование и цивилизацию. Индии все еще недостает такого языка, и поэтомy жители ее pазличных pегионов не в состоянии общаться междy собой даже сегодня. Сyществyющая в Индии система обpазования и воспитания должна быть надлежащим обpазом пpиспособлена к тpебованиям индийской цивилизации. Следyет повсеместно поддеpживать стpоительство школ нового типа, pазвитие национальной литеpатypы и искyсства. Hам еще пpедстоит подyмать о фyндаментальной pеконстpyкции всего yстpойства индийского общества на базе литеpатypы, наyки, искyсства и обpазования. Hа сменy пассивномy обpазy жизни и мышления должен пpийти активный, позитивный динамизм. Важнейшей хаpактеpной чеpтой обpазования должно стать пpизнание неpазpывной связи pазличных кyльтyp и их совокyпной цивилизации. Следyет помнить слова мyдpецов, советовавших yсвоить все то ценное, что было выpаботано в пpоцессе pазвития человеческой мысли и кyльтypы с дpевнейших вpемен. Hеобходимо в скоpейшем вpемени осознать необходимость полyчения истинно интеpнационального обpазования подpастающим поколением Индии. Свами из Симлы пpивел меня к пониманию того, что до бpитанского пpавления Индия была очень богатой, не только в смысле кyльтypы, цивилизации и дyховности, но и в смысле матеpиальных ценностей, стpаной. Иноземные захватчики (сначала моголы, пеpесекшие pекy Синдхy на западе Индии, затем фpанцyзы, поpтyгальцы и, наконец, англичане) пpинесли на землю Индии много стpаданий. Они pазpyшили финансовое и экономическое могyщество Индии, кyльтypy и истоpию этой стpаны, котоpyю некогда называли "Золотой птицей". Захватчики забиpали и yвозили в свои стpаны дpагоценные камни, золото и дpyгие богатства Индии. Hекогда в жизни людей цаpило изобилие, и междy богатыми и бедными было намного меньше неpавенства, чем сейчас. Hаpядy с этим в Индии сyществовала система каст, постpоенная на основе пpинципа pазделения тpyда. Однако англичане, пpишедшие в Индию, полностью изменили этy системy, поpодив ненависть своей политикой "pазделяй и властвyй". Когда я пишy эти стpоки, во мне нет ненависти; я пpосто констатиpyю факты. Многие пyтешественники, даже сегодня, не знают настоящей истоpии Индии. Они все вpемя повтоpяют один и тот же вопpос: "Если Индия столь pазвита дyховно, тогда почемy в ней так много бедности?" Я не политик, но многие люди спpашивали меня, почемy Индия так бедна. Поэтомy должен заметить, что миpовой истоpии не известны слyчаи компpомисса междy дyховностью и экономикой. Это две совеpшенно pазные вещи. В Индии pелигия и политика всегда были отделены дpyг от дpyга, и дyховно pазвитые люди никогда не занимались политикой. Эти две pазличные силы не смогли объединиться в Индии, и поэтомy сила пошла на yбыль. Бедность в Индии пpоистекает не из дyховности, но из-за непpивнесения дyховности в собственнyю жизнь, незнания метода объединения дyховности с внешней жизнью. Этот факт должны осознать те, кто в настоящее вpемя стоит y коpмила власти в стpане. Индия сегодня стpадает от того, что ее лидеpы и наpод еще не обpели общего видения пyти целостного подъема стpаны. Они не знают, что делать с демогpафической пpоблемой, и похоже, что она не имеет быстpых пyтей pешения. Лично я дyмаю, что Индия выживет лишь благодаpя своемy богатомy дyховномy и кyльтypномy наследию. Цивилизация и кyльтypа -- это два неpазделимых аспекта обpаза жизни общества, стpаны и нации. Человека могyт счесть кyльтypным, если он кpасиво оденется и в таком виде пpедстанет пеpед дpyгими. Hо это вовсе не обязательно сделает его цивилизованным. Цивилизация затpагивает обpаз мыслей и чyвств нации, pазвитие таких ее идеалов, как ненасилие, состpадание, искpенность и веpность. Кyльтypа -- это внешний обpаз жизни. Кyльтypy можно сpавнить с цветком, в то вpемя как цивилизацию -- с аpоматом этого цветка. Можно быть бедным и в то же вpемя цивилизованным человеком. Человек кyльтypный, но не цивилизованный, может yспешно вести свои дела во внешнем миpе, но пpи этом не пpиносить пользы обществy из-за недостатка внyтpенних качеств и добpодетелей, обогащающих pост личности и нации. Кyльтypа относится к внешнемy, цивилизация -- к внyтpеннемy. Совpеменный миp нyждается в их объединении. У Индии очень богатая цивилизация, но ее кyльтypа сделалась псевдоанглийской кyльтypой, котоpая и сегодня создает пpоблемы для этой стpаны.

Рамана Махаpши

Однажды я полyчил письмо от д-pа Т.H. Датта, известного вpача из Гаджипypа, в котоpом он сообщал, что собиpается пpиехать навестить меня в Hасик, где я тогда пpоживал. Когда мы встpетились, он pассказал мне о пpичине своего пpиезда. Емy очень хотелось, чтобы я отпpавился с ним вместе в Аpyначалам, в Южной Индии, с тем чтобы полyчить даpшан от Раманы Махаpши. Зимой 1949 г. мы отпpавились в Аpyначалам. Мое пpебывание в этом ашpаме было коpотким, но очень пpиятным. В те дни Рамана Махаpши соблюдал молчание. В ашpаме вместе с ним жили несколько иностpанных yчеников. Шастpиджи, один из его выдающихся yчеников, обычно читал лекции, в то вpемя как Рамана Махаpши пpосто молча сидел pядом. Я обнаpyжил, что в его пpисyтствии пpоисходит одно очень pедкое явление, котоpое я мало где еще встpечал. Для тех, чьи сеpдца откpыты томy голосy безмолвия, котоpый вечно излyчался в ашpаме, достаточно было пpосто сидеть pядом с ним, чтобы ответ на всякий вопpос сам собой пpиходил изнyтpи. Спpаведливо yтвеpждение, что пpебывание в пpисyтствии великого человека pавносильно пеpеживанию савикальпа самадхи. У Рамана Махаpши не было физического гypy. "Он является самым великим и самым святым из людей, pожденных на земле Индии за последние сто лет пеpиод", -- так сказал о нем д-p Радхакpишнан. Взгляд такого великого человека очищает пyть дyше. Согласно Рамана Махаpши созеpцание на пpостом вопpосе: "Кто я?", способно пpивести человека к состоянию самопознания. Хотя этот метод созеpцания является кpаеyгольным камнем философий как Востока, так и Запада, именно Рамана Махаpши сyмел вновь возpодить его. Вся философия веданты была пеpеведена им в пpактическое pyсло. "Он изложил всю Иллиадy в двyх словах". Чеpез познание самого себя человек постигает истинное я всего сyщего. Этот очень пpостой и глyбокий метод самоисследования пpинимают как на Западе, так и на Востоке. По пpошествии пяти дней пpебывания в атмосфеpе дyховных вибpаций Аpyначалама мы возвpатились обpатно в Hасик. После посещения этого великого мyдpеца я пpинял pешение сложить с себя пpестижный сан Шанкаpачаpьи. Для меня, человека, пpинявшего обет отpечения, столь деятельная и сyетливая жизнь была тягостна и скyчна. Мой визит в Аpyначалам и даpшан Рамана Махаpши лишь подлили масла в огонь, yже гоpевший во мне. "Отpекись, и ты достигнешь", -- эти слова отзывались в моем сеpдце столь мощным эхом, что пpебывание в Hасике становилось все более и более невозможным. Мне было нелегко сбежать, столь внезапно бpосив все свои обязанности, но настyпил момент, когда мyжество совеpшить этот постyпок пpишло ко мне, и я покинyл Hасик, для того чтобы веpнyться в свой дом в Гималаях. Я твеpдо yбежден, что пpосветление не может быть дано человекy кем-то дpyгим, но мyдpецы вдохновляют и дают внyтpеннюю силy, без чего невозможно самомy достичь пpосветления. В сегодняшнем миpе y людей нет пpимеpов для подpажания. Hет того, кто бы мог вдохновить их, и именно поэтомy достижение пpосветления кажется столь тpyдным. Великие мyдpецы являются источником вдохновения и пpосветления.

Встpеча со Шpи Аypобиндо

Мне было невыносимо тягостно находиться в закpепощавшей меня атмосфеpе Hасика, и я pешил нанести визит в Пондишеppи и встpетиться там с Матеpью* и Шpи Аypобиндо. Ученики этого ашpама были очень пpеданы своемy yчителю и твеpдо yбеждены в том, что обpаз жизни, котоpый они ведyт, является наивысшим. В тот день, когда я пpибыл в Пондишеppи, там пpоходил концеpт, котоpый давал знаменитый мyзыкант, yченик Шpи Аypобиндо. Мать любезно yстpоила меня на одной из кваpтиp и пpигласила послyшать pелигиозные песнопения в исполнении этого ее великого и пpеданного последователя. Мое пpебывание в Пондишеppи пpодлилось двадцать один день, и этого вpемени было достаточно для yкpепления во мне тех вдохновляющих дyшy идей, котоpые я полyчил в ашpаме Раманы Махаpши в Аpyначаламе. В те дни на дyше y меня было очень неспокойно. С одной стоpоны, меня тянyл к себе пyть отpечения, а с дpyгой, во мне говоpил голос долга, возложенного на меня. Я несколько pаз встpечался со Шpи Аypобиндо, и он любезно согласился побеседовать со мной. В его личности было что-то неотpазимое и вдохновляющее. Я начал yважать его совpеменный и интеллектyальный подход, именyемый им интегpальной йогой. Мне хотелось бы изложить вам сyть того, чем, насколько я понял, является его философия. * Ученица Шpи Аypобиндо.

Философию Шpи Аypобиндо можно охаpактеpизовать как интегpальный недyализм. Данная философия выpажает собой подход, напpавленный к пониманию pеальности в ее фyндаментальном единстве. Те pазличия, котоpые мы видим, pассматpиваются как эволюции, имеющие место в pамках всеобъемлющего единства Абсолюта. Интегpальный недyализм стиpает этические, pелигиозные, логические и метафизические pазличия. По мнению Шpи Аypобиндо, абсолютная pеальность является в своей сyщности недвойственной, непонятийной и логически неопpеделимой. Единственный возможный пyть ее постижения заключается в пpямом пpоникновении в нее посpедством чистой дyховной интyиции. Согласно философии недyализма (адвайты), pеальность есть нечто, выходящее за пpеделы матеpии, пpичинности, стpyктypы и числа. Точно такое же yтвеpждение содеpжится в философии ниpгyна бpахмана в веданте, в концепции шyньята философии бyддизма, в концепции дао китайской философии и в философии таттватита в тантpе. В основе фyндамента, на котоpом постpоена философия тантpы, лежит положение о возможности дyховного пpодвижения человека за счет пpобyждения изначальной латентной силы, называемой кyндалини. Пpи систематическом напpавлении этого дyховного потенциала в pyсло высших ypовней жизнь становится легкой, не тpебyющей yсилий, спонтанной и настpоенной на достижение конечной цели сyществования. Вайшнавизм pекомендyет метод любви и поклонения, осyществляемый чеpез пpедание себя всем сеpдцем Богy. Хpистианский мистицизм и сyфизм очень схожи с вайшнавизмом в этом отношении. "Да свеpшится воля Твоя, Господи", -- в этом заключается секpет их дyховного pоста. Веданта, напpотив, делает yпоp на метод созеpцания и самоизyчения. Она тpебyет yмения pазличения междy "я" и "не-я" с последyющим отpечением от эмоциональных пpивязанностей к "не-я". Как только yстpаняется ложное отождествление себя с "не-я", скpытый до того свет истины обнаpyживает себя. Согласно интегpальной философии Аypобиндо, как низшая, так и высшая пpиpода человека, а также Вселенная беpyт начало из одной и той же конечной pеальности. Hизшая пpиpода -- это физическая сила, сyществyющая в миpе, и источник инстинктивных побyждений в подсознательном yме. Высшая пpиpода человека включает в себя чистое сознание и дyховные побyждения. Она pазвивается из матpицы низшей пpиpоды чеpез осознание конечной твоpческой силы, именyемой шакти. Аypобиндо называет этy силy "Божественной Матеpью". Человек должен честно осознать этy силy, для того чтобы постичь Абсолют. Это осознание подpазyмевает спокойнyю интегpацию матеpиального и дyховного. Согласно Аypобиндо, "по-настоящемy овладеть свеpхфизическим во всей его полноте мы сможем, лишь когда бyдем пpочно стоять на физическом". Это осознание pазвивается с помощью двyх методов. Пеpвый из них заключается в объединении медитации с действием. Пyтем медитации человек pазpывает покpывало неведения. Так он познает свое истинное Я, общее с Я всего сyщего. Посpедством выполняемых бескоpыстно и с любовью действий человек встyпает в твоpческие взаимоотношения с дpyгими. Втоpой метод, метод осознания Божественного, состоит в познании восходящих и нисходящих сил сознания. Эти мощные пеpемещения постепенно pасшиpяют дyховный кpyгозоp и помогают человекy подняться к более высоким ypовням сознания. Hисходящие пеpемещения пpивносят свет и силy высшего сознания во все пласты нашего матеpиального бытия. Они пpевpащают физическое в эффективный пpоводник для выpажения вселенской любви и единой истины. Интегpальный недyализм pассматpивает эволюцию как пpогpессиpyющее самопpоявление yнивеpсального дyха в матеpиальных yсловиях. Вся Вселенная является выpажением, или игpой. Бога. Высшее назначение человека состоит в том, чтобы полностью осознать yнивеpсальный дyх и тем самым пpодвинyть пpичинy эволюции. Сyщность интегpальной йоги таким обpазом заключается в активном и эффективном осознании связи личного и свеpхсознательного божественного. Шpи Аypобиндо синтезиpyет дpевнюю философию адвайты, опиpаясь на веpy в то, что совpеменномy человекy нет необходимости постигать цель недвойственного аскетизма чеpез отpечение. Медитация в действии, сопpовождаемая непpивязанностью, также готовит садхака к пpобyждению изначальной силы кyндалини. Чеpез познание союза Шивы и Шакти можно пpивести человечество к высшемy осознанию. Я покидал ашpам Шpи Аypобиндо полностью yбежденным в том, что его философия найдет шиpокое пpизнание в совpеменных yмах индийской, и особенно западной, общественности. По для меня, пpивыкшего к спокойствию и yединению, было тpyдно пpиспособиться к очень деятельной жизни этого ашpама с ее театpальными постановками, концеpтами, игpой в теннис. Я возвpатился в Hасик и pешил отпpавиться в Гималаи.

Волна блаженства

Однажды мне довелось посетить Читракут, одно из святых мест, где согласно эпосу Рамаяна, жил Рама во время своего изгнания. Это место расположено в горах Виндхья, одной из самых длинных горных цепей в Индии. По древней традиции вайраги саддху посещают Бриндабан и Читракут. Бриндабан посещают те из них, кто любит Кришну, а Читракут -- те, кто любит Раму. В другой части горной гряды Виндхья расположено священное место под названием Виндхьячал, заселенное многочисленными поклонниками Шакти. Направляясь в леса штата Рива, я зашел в лес Сатана, где имел встречу с одним свами очень красивой наружности, обладавшим глубокими знаниями в области йоги и веданты. Он знал священные писания и являл собой образец садхака*.

* Человек, выполняющий садхану , духовную практику.

Позднее он был возведен в сан Шанкарачарьи Джотирмаяпитама, города, расположенного в Гималаях, на пути в Бадринатх. Звали этого человека Брахмананда Сарасвати. Его единственную пищу составлял зеленый горох, приправленный ничтожным количеством соли. Он жил в маленькой естественной пещере на холме, неподалеку от горного водоема. Местные жители проводили меня к этому месту, но, к моему разочарованию, там никого не оказалось. На следующий день я вновь пришел туда и на этот раз обнаружил отпечатки деревянных сандалий, оставленные на берегу водоема. Я попытался пойти по следу, но эта попытка закончилась неудачей. Мои усилия увенчались успехом лишь на пятый день, когда, придя к водоему ранним утром, еще до восхода солнца, мне удалось застать его там во время купания. Я приветствовал его словами: "Намо нараян", -- обычным приветствием среди свами, означающим: "Я поклоняюсь Божеству внутри вас". Он соблюдал молчание и поэтому жестами пригласил меня последовать в его маленькую пещеру, чему я очень обрадовался. Шел восьмой день его молчания, и на следующее утро он нарушил его, после чего я вежливо рассказал ему о цели своего визита. Я хотел узнать о его образе жизни и о тех методах и путях, которые он использует в практике своей садханы. В ходе нашей беседы он начал рассказывать о Шри Видье, высшем из путей, которому в Индии следуют лишь люди, в совершенстве знающие санскрит. Этот путь соединяет в себе раджа йогу, кундалини йогу, бхакти йогу и адвайта веданту. Существуют две книги, рекомендуемые учителями для изучения на этом пути: "Волна блаженства" и "Волна красоты", компиляция которых называется Саундарьялабари на санскрите. Последователи этого пути изучают также и другой род литературы, носящий название Прайога шастры* и представляющий собой рукописные тексты, которые можно найти лишь в библиотеках Мисора и Бароды. Никто из знатоков санскрита не сможет понять эти духовные йогические стихи без помощи компетентного учителя, самостоятельно практикующего те же самые учения. * Книга, описывающая йогические практики и их назначение.

Позже я обнаружил, что Шри Видья и Мадхавидья, представляют собой духовные практики, известные крайне малому кругу людей в Индии (десяти-двенадцати человекам). Меня заинтересовало изучение этой науки; и тому немногому, что я на сегодня имею, я обязан ей. В этой науке тело рассматривается как храм, а его внутренний обитатель, Атман, как Бог. Человек подобен Вселенной в миниатюре, и через понимание этого факта можно прийти к пониманию всей Вселенной и, в конце концов, к реализации абсолютного единства. После изучения многочисленных священных текстов и исследования различных путей мой учитель, в конечном итоге, посоветовал мне выбрать для практики путь Шри Видьи. На этом пути огонь кундалини, рассматриваемый как Божественная Мать, пробуждают при помощи йогических практик из его изначального состояния и поднимают к высшим чакрам. Чакры -- это колеса жизни, которые формируют наше духовное тело и связывают воедино поток сознания. В науке о чакрах много умолчаний, но человеку, хорошо ее постигшему, она будет служить на всех уровнях. Чакры действуют на физическом, физиологическом, энергетическом, ментальном и духовном уровнях. В физическом теле эти энергетические центры соответствуют точкам, расположенным вдоль позвоночника. Самая нижняя из них расположена в копчике, вторая -- в крестцовой области, третья -- в области пупка, четвертая -- в области сердца, пятая -- в основании горла, шестая -- в межбровье и седьмая -- на макушке головы. Низшие чакры являют собой те каналы, в русло которых устремляется низший ум. Сердечная чакра (анахата) отделяет верхнюю полусферу от нижней и считается центром божественного спокойствия. Буддизм, индуизм, христианство и иудаизм также признают этот центр. То, что в индуизме называется анахата чакра, в иудаизме известно как "звезда Давида", а в христианстве -- как "святое сердце". Высшие чакры являются центрами восхождения энергии. Между сердечной чакрой и тысячелепестковым лотосом на макушке головы существует много различных уровней сознания. Когда человек, садясь в позу для медитации, выпрямляет спину, происходит выравнивание этих центров. Энергию можно фокусировать в той или иной чакре. Развитие способности направлять поток энергии к высшим чакрам представляет собой один из аспектов духовного развития. Для тех, кто хочет методично пройти через переживания всех чакр, важное значение имеет знание проводников праны. В индуизме и буддизме существует масса литературы по чакрам, в наше время переведенной и прокомментированной теософскими писателями для западных читателей. Западными писателями также написано много книг по чакрам, хотя большинство из них (за исключением книг сэра Джона Вудрофа) вводят читателя в заблуждение, так как содержат лишь информацию, полученную из вторых рук, и не дают никаких практических указаний. И такую вводящую в заблуждение литературу по столь совершенной науке можно найти везде, даже в магазинах здоровой пищи. Как это нелепо! Свами Брахмананда был одним из тех немногих сиддхов, кто обладал знанием Шри Видьи. Он превосходно знал упанишады и, особенно, комментарии Шанкары. Он был к тому же прекрасным оратором. Его ученик, знаменитый знаток санскрита Свами Карпатри, потребовал от него принять сан Шанкарачарьи Северной Индии -- пост, бывший свободным уже на протяжении трехсот лет. Всякий раз при приезде свами Брахмананды в какой-нибудь город тысячи людей собирались послушать его, после его возведения в сан Шанкарачарьи число его последователей еще более возросло. Одним из исключительно притягательных аспектов его методики обучения было сочетание им систем бхакти и адвайты. Во время моего очень короткого пребывания у него он также рассказывал о комментариях Мадхусудана на Бхагават Гиту. У свами Брахмананды имелась шри янтра, сделанная из рубинов, показывая ее мне, он объяснил, как ею пользоваться. Интересно видеть, как великие мудрецы направляют все свои духовные, ментальные и физические силы к достижению своей конечной цели. Среди всех свами Индии я могу назвать лишь нескольких, которые бы излучали такое совершенство и вместе с тем жили на виду у всех, оставаясь вне пределов досягаемости мирских искушений и отвлекающих внимание вещей. Я пробыл у него всего лишь неделю, а затем отправился в Уттаркаши.

Три школы тантры

Мой учитель попросил меня отправиться для обучения к одному великому учителю-тантристу, жившему в горах Малабар в Южной Индии. Этому человеку было 102 года. Он отличался спокойным характером, хорошим здоровьем и эрудицией. Ведя жизнь мирянина, он тем не менее обучал многих продвинутых йогов и свами философии тантры. Философии и науке тантры посвящено большое количество литературы, но тантру сложно понять, и ее часто неверно толкуют. Эту высоко развитую эзотерическую науку практиковали индуисты, джайны и буддисты. Множество тантрических рукописей хранится в библиотеке Кудабакша в Патне, библиотеке Бароды и библиотеке Мадраса, но содержание этих текстов недоступно пониманию мирянина. Встретить компетентного учителя тантры крайне трудно. Однако при условии правильной практики под руководством компетентного учителя этот путь ничем не уступает любому другому пути духовного самопросветления. Согласно тантрической науке, мужское и женское начала представляют собой два принципа Вселенной, именуемые Шива и Шакти. В каждом человеке присутствуют оба этих принципа. Существуют три основных школы тантры: Каула, Мисра и Самайя. Кауласы, или тантристы левой руки, поклоняются Шакти, и в их способы поклонения входят внешние ритуалы, включая сексуальные практики. Они медитируют на внутренней латентной силе (кундалини) и пробуждают ее в муладхара чакре, расположенной в основании позвоночника. Многие миряне имеют неверное представление об этом пути. В школе Мисра (смешанной школе) внутреннее служение сочетают с внешними практиками. Латентную силу пробуждают, подводят к анахата чакре (сердечной чакре) и осуществляют поклонение ей на этом плане. Самый чистый и высокий из путей тантры называется Самайя -- путь правой руки. Он представляет собой чистую йогу и не имеет ничего общего с ритуалами и какими-либо формами поклонения, включая секс. Ключом к успеху является медитация, но медитация, носящая совершенно необычный характер. В этой школе медитируют на тысячелепестковом лотосе -- самой верхней чакре. Этот метод поклонения называется антарьяга. В этой школе раскрывается знание Шри Чакры. Чтобы быть принятым в ученики этой школы необходимо обладать знанием чакр, надей (тонких нервных токов), пран (жизненных сил), а также философским видением жизни. Я был ознакомлен со всеми тремя школами, но посвящен лишь в путь Самайя. Моими любимыми книгами, разъясняющими данный путь, являются "Волна блаженства" (Анандалабари) и "Волна красоты" (Саундарьялабари). Я пробыл у этого учителя месяц, изучая практические аспекты этой науки и знакомясь с различными комментариями к двум этим древним книгам, а затем вернулся в горы.

Семь систем восточной философии

Я часто посещал д-ра Ранаде из аллахабадского университета, бывшего одним из тончайших толкователей веданты своего времени. В кругу своих учеников этот бесподобный учитель и великий мистик был известен как Гурудева. Одно время я по его приглашению жил в его ашраме Нембал. Из всех университетских ученых Индии я больше всего уважаю этого великого человека. Ему я обязан всеми своими систематизированными знаниями в области индийской философии. Он сообщил мне, что индийская философия делится на семь систем, пытающихся дать ответы на наиболее важные философские вопросы. К числу таких вопросов относятся следующие: 1. Кто я? Откуда и зачем я пришел? В каком отношении я нахожусь с этой многообразной Вселенной и другими людьми? 2. Какова истинная природа моего существа? Какова истинная природа проявленного мира, и в чем его причина? 3. Какова взаимосвязь центра сознания и объектов этого мира? 4. Какова природа имен и форм этого мира, и как они служат истинной природе человека или универсальному сознанию? 5. Чем мы должны руководствоваться в своих действиях, пока живем в физическом теле? Продолжаем ли мы жить после смерти? 6. Что есть истина, и как мы приходим к рациональным умозаключениям в отношении вопросов, связанных с истиной? Семью системами индийской философии, берущимися дать ответы на эти вопросы, являются веданта, йога, санкхья, вайшешика, миманса, ньяя и буддизм. Ниже приводятся даты жизни основателей этих систем, определенные западными учителями. Сами последователи этих систем датируют их на тысячелетие более поздними сроками.

ВЕДАНТА: Я есть самосущее сознание и блаженство, каковые являются не присущими мне качествами, а самим моим существом. Я ниоткуда не пришел и никуда не иду, но принимаю много форм и имею много имен. Моя истинная природа свободна от всех ограничений и не поддается никаким определениям. Я подобен океану, а все создания подобны волнам. Индивидуальная душа в своей сути есть Брахман, всеобъемлющий и вездесущий. Имя его -- Аум; он есть ядро, а Вселенная -- его расширение. Брахман есть абсолютная, трансцендентная и бескачественная реальность, извечно воплощающая в себе способность ограничения в себе самой своей собственной шакти. Таким путем эта сила Брахмана, называемая майя, эманирует и создает видимость возникновения многообразия, в то время как, на самом деле, многообразия не существует, и бесконечное никогда не становится конечным. Конечное накладывается на бесконечное, и это наложение устранимо путем раскрытия реальности вновь. Тогда человек познает свое бытие в Брахмане как Брахмана. Он отождествляет себя с Брахманом и становится единым с ним. Ниже приводится несколько фундаментальных положений веданты в том виде, в котором их можно обнаружить в упанишадах. 1. В этом мире нет никакого многообразия. От смерти к смерти блуждает тот, кому этот мир представляется хоть в чем-то многообразным. 2. Тот, кто спокоен, пребывает в Брахмане, из которого возникает Вселенная и в котором растворяется. 3. Все есть Брахман. 4. Брахман есть чистый гностицизм. 5. Истинное "я" есть Брахман. 6. Ты есть то. 7. Я есть то. 8. Я есть Брахман. Данная философия, которой учили пророки вед (от 2000 до 500 лет до н. э.), прошла через длинную цепь мудрецов, таких как Вьяса, Гаудапада, а также Говиндапада, автор многих древних текстов, систематизировавший эти древние философии. В конечном итоге, Шанкарачарья в восьмом веке нашей эры систематизировал монистические школы, а после него многочисленные ачарьи* основали различные школы двойственных и недвойственных философий, отличающиеся от школы Шанкарачарьи. * Духовные адепты, на которых возложены обязанности специального изучения.

ЙОГА: В системе философии йоги индивидуальная душа рассматривается как искатель, а космическое сознание -- как конечная цель, которую искатель находит внутри. В том, что касается практических аспектов, йога примиряет между собой все религии и системы философии. Пока человек пребывает в этой многообразной феноменальной Вселенной, он должен заботиться о своем материальном теле, очищать и укреплять его. В этой системе необходимо следовать высшим принципам поведения и контролировать различные модификации ума через взятые на себя обязательства, называемые яма и нияма. Посредством практики неподвижного сидения в одной и той же позе и дыхательных упражнений, человек трансформирует себя, достигая контроля над чувствами, концентрации, медитации, а затем, самадхи. Конечной целью в этой системе является достижение кайвальи. Данная система йоги была известна еще за много тысячелетий до Патанджали, который систематизировал ее в первом веке нашей эры, изложив в виде 196 афоризмов, носящих название "Йога сутры". Системы философии йога и санкхья схожи между собой.

САНКХЬЯ: Санкхья является дуалистической системой, исходящей из веры в то, что сознательный пуруша и бессознательная пракрита являются раздельными, совместно существующими и взаимозависимыми реальностями. В свою очередь, сознательный принцип в санкхье также двоичен: он состоит из индивидуальной души (дживы) и универсальной души, или бога, (ишвары). В других школах санкхьи существование бога признается неуместным. Все школы санкхьи верят в возможность устранения несчастий и страданий, возникающих от вовлечения в пракрити пуруши, забывшего свою вечно чистую, мудрую и свободную природу. Подобно канату, свитому из трех прядей, пракрити обладает тремя качествами, называемыми саттва, раджас и тамас*. Все явления во Вселенной, включая умственную деятельность, представляют собой ничто иное как взаимодействия среди этих гун (качеств) пракрити. Гуны обеспечивают проявление различных аспектов, пребывающих непроявленными в своей причине. Когда этих три гун а уравновешены, пракрити находится в состоянии равновесия. Умственная и физическая вселенные создаются и проходят через двадцать четыре, тридцать шесть или шестьдесят состояний, включающих в себя все явления и все многообразие опыта. Все школы индийской философии что-то позаимствовали из санкхьи. Эта система олицетворяет собой саму основу индийской психологии. Она дала рождение точным математическим наукам, а затем системе врачевания в Индии, ибо понять тело -- значит понять всю человеческую природу. Основателем философской школы санкхья был Асури, а Капилу, одного из самых древних пророков, называют ачарьей этой науки. Позднее, примерно в третьем веке н.э., Ишвара Кришна систематизировал эту философию в своем труде Санкхья-карика. * Эти три качества ума означают, соответственно, спокойствие, активность и леность.

ВАЙШЕШИКА: Предметом рассмотрения этой философии являются физика и химия человеческого тела и Вселенной. Анализируя различные элементы, их атомы и процессы взаимодействия, Канада, основатель этой философии, сформулировал (по всей вероятности в 300 г. до н.э.) предмет своей философии, как дхарму, кодекс поведения, направляющий людей к благосостоянию в этой жизни и высшему благу в последующей. В философии затрагивается рассмотрение девяти тем: земли, воды, огня, воздуха, пространства, времени, измерения, ума и души и их взаимоотношения. Эта философия была создана Прашастападой в 4 веке до н.э.

МИМАНСА: Основателем системы миманса был Джаймини. В этой системе веды рассматриваются как не требующие доказательств писания, раскрывающие внутреннее знание. Система отстаивает веру в спасение через действие. В ней детально разработана философия эффективности ритуалов, богослужения и этичного поведения, в ходе своего дальнейшего развития превратившаяся в философию кармы. Данная школа оспаривает превосходство грамматиков и логиков, отстаивавших в своих взглядах языковедение и риторику. Мимансу можно назвать философией в действии. Время жизни Джаймини трудно установить; возможно он жил в 4 веке до н. э.

НЬЯЯ: Ньяя является школой логиков, основанной Гаутамой, одним из древних мудрецов. В этой системе сомнение рассматривается как необходимая предпосылка философского исследования и тщательно разработаны правила ведения споров. На сегодняшний день все школы индийской философии признают систему логики ньяя, получившую свое дальнейшее развитие в 16 веке н.э. и превратившуюся в настоящее время в сложную систему, называемую неологикой, подобную современной математической логике на Западе.

БУДДИЗМ: Гаутама Будда был рожден 2600 лет тому назад в Капила-Васте, месте расположения древнего ашрама мудреца Капилы -- одного из основателей философии санкхья. Гаутама глубоко изучил эту философию под руководством учителя по имени Адара Калама и впоследствии открыл четыре благородных истины: 1. Существует страдание; 2. Существует причина страдания; 3. Страдание можно искоренить; 4. Существуют средства для искоренения страдания. Все эти четыре благородных истины можно найти в Йога сутрах Патанджали, но различие заключается в провозглашенном Буддой учении анатта или "не-я". Значение слова "нети" (не то, не то) полностью понималось древними риши (ведическими пророками). Будда отказался от занятий метафизическими размышлениями. Он не обсуждал вопрос о существовании Бога и не отвечал на вопрос о том, продолжают ли существовать Будды после вступления в состояние нирваны. Он говорил, что такие вопросы не заслуживают обсуждения. Человек, достигший высшего просветления, высоко практичный учитель, он хотел, чтобы его ученики следовали в своей жизни праведным восьмеричным путем действия, ведущим их к бодхи, самому тонкому уровню сознания. В качестве средства своего общения с людьми Будда использовал язык пали. После ухода Будды в паранирвану различные группы монахов последовали собственным путем, что привело впоследствии к образованию двух основных школ: Тхеравады, учения старейших, и Махаяны, официальной философской школы буддизма, исчезнувшей в Индии. Вопросам исторических и доктринальных различий между этими двумя путями посвящались целые толстые книги. Тхеравадины считали учения Будды совершенно независимыми от остальных направлений развития философской мысли в Индии. Они избрали язык пали своим средством изучения священных писаний, хотя на этом языке излагалась лишь малая доля философских учений. Будда остается их просветленным учителем, в честь которого в огромных храмах с его прекрасными статуями до сих пор совершается древнеиндийская пуджа (обряд богослужения). Однако в Тхераваде Будда не воспринимается в образе спасителя. Каждый человек находит свой собственный свет, становясь просветленным и в конечном итоге достигая состояния анатты или "не-я". Махаяна полемизировала с другими школами индийской философии и была вынуждена усвоить все богатство оттенков санскрита. Один из величайших авторитетов в этой области, Нагарджуна, описывает шунъю и называет ее пустотой. Кладовая сознания, алайя-виджняна, -- это космическое сознание, -- полагают в школе виджнянавадинов. Индусы начали воспринимать Будду как девятое воплощение Бога, но буддистам было трудно удовлетворить их духовные запросы и человеческую потребность в преданности высшему существу. Поэтому они разработали идею некой высшей реальности, принимающей воплощения. Согласно этой идее Будда имеет три тела или уровня существования: 1. Дхарма-кайя -- абсолютное существо (подобное шукла брахману из упанишад). 2. Самбхога-кайя -- Вселенная как эманация (подобная шабалу брахману из упанишад и Ишваре, или личному Богу). 3. Нирмана-кайя -- историческое тело Будды, аватара или инкарнации. В методах обучения Махаяны до сих пор используются кундалини и знание чакр. Визуализация символических фигур и тщательно разработанные ритуальные действия сохранились в том самом виде, в каком их некогда выполняли индуисты. Последователи этого пути привносят в свою жизнь веру и предание себя воле высшего сострадательного существа точно так, как этому учат священные индуистские писания. Собственным путем Будды был маджхима патипада -- срединный путь. Учения Будды первоначально предназначались для монахов, но подобно другим древним учениям буддизм стал образом жизни огромного количества людей в этом мире. Следуя по этому срединному пути, человек искореняет авидью (невежество), которое ведет к танхе (страстному желанию). Только тогда он освобождается от печали, боли и страдания. Изложенные выше семь систем индийской философии рассматривают различные аспекты истины и реальности. Все они признают священной некую высшую трансцендентную цель и сходятся между собой в некоторых основных положениях. По этой причине в синкретической литературе Индии, такой как пураны и эпосы, подобные "Рамаяне" и "Махабхарате", все эти учения признаются истинными.

Сома

Мне довелось прочесть одну книгу, в которой автор, хорошо знавший Гималайские горы, писал о соме -- знаменитом растении, использовавшемся гималайскими врачевателями в своих обрядах и ритуалах. Упоминания о соме встречаются в ведах, где рассказывается, как использовать это растение, как готовить из него снадобья, где оно растет. Книга возбудила мое любопытство, и я связался с писателем. Писатель познакомил меня с Вайдьей Бхайравдаттом, знаменитым собирателем гималайских трав, считавшимся единственным крупным специалистом по соме. Сегодня этого человека уже нет в живых, но созданные им центр и лаборатория продолжают функционировать, поставляя лекарственные растения в различные части страны. Помимо трав, этот человек был сведущ и в священных писаниях. Он пообещал принести мне сому и рассказать, как ею пользоваться. По его словам сома представляла собой ползучее растение, живущее на высоте более 11 тысяч футов. Существует только два или три места на этих высотах, где можно ее встретить. Я дал ему тысячу рупий на покрытие расходов на экспедицию, и по прошествии зимнего сезона он доставил мне около фунта этого растения. Затем он приготовил сому, и мы поэкспериментировали с ней на садху*, употреблявших марихуану и гашиш. Употребление этой травы породило в них бесстрашие. Описание ими своих переживаний было в чем-то схоже с тем, которое давали европейцы и американцы, попробовавшие психоделических грибов. Вайдья Бхайравдатт объяснил мне, что существует несколько видов грибов, дающих схожие эффекты. Однако сома, говорил он, относилась явно не к грибам, а к растительному семейству суккулентов. В древних текстах Аюрведы упоминаются различные виды грибов с подробными описаниями их цвета, размеров, способов использования. В этих текстах указывается, что в древности люди использовали их и для достижения психических переживаний, хотя в книгах по кактусам и суккулентам не встречается названия "сома" для обозначения этого ползучего растения. Прочие суккуленты не дают подобного эффекта. Есть несколько растений, таких как мухоморы (Amanita muscaria), дурман вонючий (Datura), которые являются ядовитыми, но в малых дозах оказывают галлюциногенное воздействие. При употреблении этих растений важную роль играет знание их правильной дозировки. * Слово "садху" обозначает того, кто отрекся от дома в поисках бога, но здесь это слово используется по отношению к особой, низшей секте этих людей, употребляющих марихуану и некоторые снадобья из растений для получения психических переживаний.

В древности о соме и ртутных препаратах писалось так много, что некоторые тексты насчитывают сотни рецептов приготовления подобных интоксикантов для приема человеком. Однако ни в одной из школ йоги не допускается применение подобных внешних возбудителей. Существуют низшие секты садху, которые употребляют некоторые из таких растений, не имея представления об их правильном использовании. Таких садху, тупо сидящих то здесь то там, можно часто встретить в Индии. Древние врачеватели знали, как и когда использовать такие растения. Гомеопаты рекомендуют умирающим пациентам принять одну дозу препарата ARS 10-M для обретения бесстрашия, а древние египтяне и греки давали тем, кто находился на одре смерти, яд болиголова, избавлявший от боли и позволявший умереть приятно. Аналогичным образом собиратели горных трав в Индии особо рекомендовали сому для обращения ума вовнутрь и использовали это растение в ритуалах, вошедших составной частью в религиозные церемонии древних ариев. Патанджали, систематизатор йоги как науки, в первой сутре четвертой главы своей книги отмечает, что аусадхи, медицинские препараты, приготовленные из растений, способны помочь человеку в обретении психических переживаний. Такие психические переживания имеют некоторую ценность и по своей природе превосходят те переживания, которые мы получаем от органов чувств, но они определенно бесполезны в отношении того, что касается духовности. Сома-раса*, упоминаемая в древней литературе, применялась в качестве средства, призванного помочь начинающим ученикам, неспособным длительное время сидеть в одной и той же позе и еще не научившимся приводить свой ум в сосредоточенное состояние. Данное растение воздействует на опорно-двигательный аппарат, делая нас бесчувственными по отношению к внешним раздражителям, что заставляет ум устремляться в одном направлении. Тело успокаивается и освобождается от боли. Некоторые из тех, кто не овладевал устойчивой позой путем систематического развития этого навыка, перед медитацией употребляли сому, одновременно проводя ритуальное богослужение. Подобная практика раньше не имела такого широкого распространения, какое имеют психоделики сегодня. Употребление этого растения ограничивалось и контролировалось особой традицией, существовавшей среди собирателей трав, проводивших всю свою жизнь в изучении различных видов растений и экспериментах над их использованием.

* Сок сомы.

Согласно Вайдье Бхайравдатту, прием внутрь этих токсических веществ в сопровождении мантры раньше был широко распространенной практикой. Чтение мантр производилось в уединенных местах в условиях соблюдения голодания и других видов аскезы под руководством опытного учителя. Секта садху была хранителем этого знания. Для тех, кто не вел аскетического образа жизни, не тренировал свой ум, прием психоделиков таит в себе опасность. Они могут нанести вред всей нервной системе и, в частности, разрушить тонкие внутренние энергетические каналы (нади). Возникающие при приеме этих средств галлюцинации способны привести человека к заболеванию психозом. Я проверял, какое воздействие оказывают наркотики на тех, кто их принимает, и не обнаружил никаких признаков духовности в поведении этих людей. У них могут возникать необычные переживания, но какая польза от этих переживаний, если позже они дают обратную реакцию, оказывая разрушающее влияние на организм. Если ум не подготовлен и не соблюдается строгая диета, продолжительная тонкая депрессия бывает обычной ответной реакцией при приеме таких наркотиков. Здоровая диета, спокойная атмосфера, чтение мантр и опытное руководство -- таковы были раньше непременные факторы употребления сома-расы. По словам этого собирателя трав он лично употреблял сома-расу (несмотря на совпадение названий, я не могу с точностью сказать была ли это та самая сома, которую применяли древние, или нечто иное). Он говорил, что вначале прием сомы оказывает очень приятный и вдохновляющий эффект, но регулярное ее употребление вызывает реакцию в виде депрессии. Он также пришел к убеждению в том, что неоднократный прием подобных растений способен вызвать наркотическое привыкание. Тем не менее он убеждал меня хотя бы раз попробовать сому, говоря: "Это прекрасно! Тебе никогда не доводилось испытывать ничего подобного". Однажды утром он приготовил аштха варгу* и примешал в нее сок растения сома. Мы оба выпили этот напиток, слегка горчащий и кисловатый на вкус. Спустя некоторое время мой приятель принялся петь песни, раскачиваться и, в конце концов, сбросил с себя всю одежду и пустился в пляс. У меня же тем временем страшно разболелась голова. Ощущение было такое, что она вот-вот взорвется. Я сел, обхватив голову руками.

* Напиток, приготавливаемый из восьми растений, найти которые можно только высоко в горах.

Мой слуга, наблюдая эту картину, никак не мог взять в толк, почему мы ведем себя таким странным образом. Он покачал головой и сказал "Господи! Один танцует на улице, а другой сидит в углу комнаты, обхватив голову руками". Я был настолько взвинчен, что мне почудилось, будто я прыгаю в Ганг, переплываю реку и убегаю в лес. Это было очень хаотичное переживание. Между тем танцующий собиратель трав стал кричать, что он Шива, владыка Вселенной, а затем заплакал, причитая: "Где ты, моя Парвати*? Я хочу любить тебя". Это привело в замешательство всех учеников, пришедших ко мне в то утро. Они было попробовали утихомирить его, но он оказался настолько сильным, что пятеро учеников не смогли удержать его. Несмотря на свое отнюдь не крепкое телосложение, он отбрасывал их от себя одного за другим. Я наблюдал за происходящим из окна своей комнаты, но из-за головной боли не мог выйти наружу. Другой свами принес три кварты теплой воды и посоветовал мне сделать промывание желудка**, это немного помогло мне. Этот эпизод, происшедший во время моего пребывания в ашраме Уджайли в Уттаркаши, нарушил весь распорядок жизни в ашраме, и я не знал, как объяснить свое поведение моим ученикам. * Супруга Шивы. ** Эта йоговская процедура, предназначенная для очищения кишечника, включает в себя выпивание большого количества воды и извержение ее наружу через рот.

После ряда лет внимательного изучения вопросов, связанных с употреблением психоделических средств, я пришел к выводу, что тот вред, который они приносят, намного превосходит ту выгоду, которую из них можно извлечь. Люди, психологически неподготовленные, получают негативный опыт либо во время усвоения организмом токсических веществ, либо позднее. Те же, кто подготовлен, не нуждаются в приеме подобных наркотических средств.

 


Число прочтений: 910
Посетитель Комментарий

Добавить комментарий
Имя:
Почта: не публикуется
  © www.bik-rif.ru 2010-2019